книги
це "Валета" Акунин, видимо (после
стольких-то лет), уверовав в неруши-
мость собственного инкогнито, слиш-
ком уж откровенно подставился. До
того откровенно, что даже не особо
подкованная книжная обозреватель-
ница "Афиши" сообразила, где зарыта
собака. И, возможно, в тот момент, ко-
гда вы читаете этот номер журнала,
настоящая фамилия Б. А. уже предана
бесповоротной огласке.
Но любопытна не сама по себе фами-
лия. Любопытен мотив, заставивший
сочинителя загородиться псевдони-
мом: элементарный стыд. Сочинитель
опасался, что коллеги по крутолобой
словесности осудят его за отступни-
чество. За то, что он посмел работать
- и зарабатывать существенные день-
ги - в "низком" стиле.
Не зря, наверное, опасался. Ведь кол-
леги, несмотря на всю конспирацию,
нанесли пару упреждающих ударов.
Мало кто знает, что Б. Акунин должен
был стать лауреатом премии им. Апол-
лона Григорьева 1999 года. Двое из
пяти членов жюри (в их числе ваш
обозреватель) отнеслись к романам
про Фандорина с энтузиазмом. Двое -
ни так ни сяк. И лишь один (кстати,
родом из Саратова: земляк Марины Се-
ровой) заявил: произведения Акунина
- изощренно антисемитские, он полу-
чает премию - я выхожу из жюри. Ле-
том саратовец опубликовал в журнале
"Знамя" пространный текст, где обос-
новывал свою точку зрения с цитата-
ми в руках. Лично меня эта рецензия
ни капельки не убедила. Честно гово-
ря, я решил, что мой уважаемый по-
волжский друг мало-мало съехал с ка-
тушек. Либо же считает Акунина че-
ресчур опасным конкурентом своему
протеже, вашингтонскому детективи-
сту Льву Гурскому ("Д. Д. Д" от НТВ).
Но вот недавно, выпивая в интеллек-
туальных гостях, я очутился на кури-
тельном балконе рядом с иным моим
другом, влиятельным московским
критиком."Акунин? - сказал он и
хмуро затянулся. - Нет, он не антисе-
мит. Он ненавидит русских. Гнида
инороднеческая".
Господи боже мой. Уж чего нет в
акунинских опусах - какой бы то ни
было идеологии. Это формальные,
поверхностные, безукоризненно сте-
рильные, безотказно эффектные экс-
перименты с жанром. Лабораторный
постмодернизм. Эксперименты как
таковые, лишенные в том числе и ум-
бертоэковских проповеднических
амбиций. Просто-напросто качест-
венная pulp fiction. Между людьми
в ночном метро, штудирующими Се-
рову-Доценко-Дашкову, и пассажи-
рами, уткнувшимися в Акунина, раз-
ница все-таки есть. Она познается на
выходе в город. Взоры первых сразу
утыкаются в асфальт. Лица вторых
подняты. Открыты если не звездам,
то ураганному плебейскому ветру.
о о ©
©
Тимур Кибиров
Н о та ц и и __________________________
СПб., П уш ки н ски й ф онд
Тимур
К ИНИГО И
Н< пиШШ1
Отличный стихотворец выпустил под-
черкнуто плохой сборник. Какой-то
кошмарный пофигизм, тотальная рас-
слабуха. Тяп-ляпные рифмы и сюже-
ты, бьющие в молоко. Потуга на сар-
казм: "Раз Пелевин схватился с Кирко-
ровым, отмудохал Киркорова здорово.
Элитарность свою доказал он в бою! И
теперь вызывает Невзорова". Попытка
философической горечи: "От Феллини
- до Тарантино, от Набокова - до Со-
рокина, от Муми-тролля до Мумий-
тролля - прямая дорожка. Но можно
ведь и свернуть". Признание в импо-
тенции: "Хочу сказать тебе о том,/ что
я хочу сказать тебе/ о том, что я хочу
сказать/ тебе о том, что я хочу/ тебе
сказать о том, что я / хочу сказать тебе
о том,/ что я хочу!" Афористическая
катастрофа: "Ты идешь к женщине?
Захвати плетку - так говорил Заратуст-
ра. А я говорю - закуску и водку! Тебе
будет весело, женщине - вкусно!"
Все. Вы получили исчерпывающее
представление о достоинствах "Но-
таций". Но купить их все-таки необ-
ходимо. Благодаря малоизбиратель-
ному вкусу редактора "Пушкинского
фонда" Геннадия Комарова мы полу-
чили первую по-настоящему халтур-
ную книгу первого поэта российской
современности. Ну, в самом деле: а
хрен ли стараться-то? Кайф от чте-
ния про себя и проговаривания гу-
бами вслух, вполслуха, полушепотом
этих запредельно хреновых виршей
даст сто очков вперед дочиста выли-
занному полными собраньями сочи-
нений наслаждению шедеврами
Мандельштама.
0 0 6 0 0
Михаил Успенский,
Андрей Лазарчук
Г и п е р б о р е й с ка я ч у м а __________
СПб., А збука
Горькое разочарование. После ис-
полненного тем же красноярским
тандемом романа "Посмотри в глаза
чудовищ", который чудом не получил
Букеровскую премию 1998 года, ожи-
далось нечто столь же масштабное и
талантливое, определяющее векторы
русской нетрадиционной словесности
XXI века. Вышел пшик. Говорить обо
всем этом подробно не хочется. Ви-
новат в провале, по всей видимости,
Лазарчук: судя по его монопроизве-
дениям ("Транквилиум", двучастный
колосс "Кесаревна Отрада"), он обла-
дает мощным визуальным воображе-
нием, но абсолютно не способен ло-
гически связать одну убедительную и
выпуклую fantasy-картинку с другой.
В результате сюжет (в Сибири некий
ссыльный декабрист проникает в бла-
женную долину, где обитает племя
наивных туземцев, способных пере-
мещаться во времени с такой же лег-
костью, как мы - в пространстве; де-
кабрист перенимает навыки и органи-
зует эмиграцию избранных в доистори-
ческую эпоху; именно эти изгои впос-
ледствии становятся прообразами
древнеевропейских божеств вроде
Одина или Ильи-пророка) провисает и
разбрызгивается. Чрезмерное трудо-
любие повышает уровень жизни, но не
всегда на пользу таланту (см. библио-
графию Успенского и Лазарчука за по-
следние два года). Может быть, стоит
на время отойти от стола? Всех-то де-
нег в любом случае не заработаешь.
© 0 9 0 ©
М и ти н ж у р н а л . № 58____________
СПб.
С Батая начали, Батаем и закончим.
Словно бы для того, чтоб реабилити-
ровать этого сложного автора в гла-
зах читателей глянцевых журналов,
"МЖ " публикует русский перевод
его скандального текста "История
глаза". "С некоторых пор Симона
пристрастилась разбивать своим за-
дом куриные яйца. Для этого она
вставала головой на кресло, присло-
нившись спиной к спинке и вытянув
ноги ко мне, а я дрочил так, чтобы
.ММ'/К мтлЛ
П1Ш WJKIU
ЧМММ МЫЧИ км
III HI MU' row
IIU
1
.IMI
ЧМ
1
М
1
ГГЛ ЧЧКІІІІИ
МП I.Hit \MVnm
и ш н й іа ш у і
It ИЛ
ФСМЫ
*И1»МП
пустить струйку семени в ее лицо. Я
вставлял яйцо в дырочку: ей достав-
ляло удовольствие ощущать, как оно
перекатывается в ее глубокой щели.
В тот самый момент, когда брызгала
сперма, она давила его, напрягая
ягодицы, и кончала, а я, погружая
лицо в ее задницу, захлебывался от
обильной жидкости". Чрезмерную
порнографичность повести призва-
ны утихомирить, но нимало не ути-
хомиривают глубокомысленные
комментарии московских и ленин-
градских культурологов Сергея Фо-
кина, Игоря Кона, Аркадия Драгомо-
щенко, Александра Секацкого, Алек-
сандра Скидана. Евнухи на вакхана-
лии. "Моча у меня ассоциируется с
порохом, а молния, не знаю почему,
с глиняным ночным горшком, забы-
тым дождливым осенним днем на
цинковой крыше провинциальной
прачечной."
0
Б о р и с К у з ь м и н с к и й
ОМ
ДЕКАБРЬ
1999
21
предыдущая страница 14 ОМ 1999 12 читать онлайн следующая страница 16 ОМ 1999 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст