• •
• •
• • •
• • • •
• • •
• • • • •
• • • •
• •
• • •
• •
• •
• •
• •
• •
• •
• •
• •
• •
• • • • •
• • •
• • •
• •
• • •
• • • • • • • •
• •
• • • • • • •
• •
• •
• • •
• •
• •
• •
• •
• • •
• •
• • •
• •
• • •
• • • • • •
• • • • • • • •
• • • •
• •
• • •
Вам никогда не хотелось закрутить роман с какой-нибудь поп-звездой?
Завзятый плэйбой
Отар Кушанашвили
рассказывает трагическую историю
своей любви к шоу-бизнесу и
о т д е л ь н ы м е г о п р е д с т а в и т е л ь н и ц а м
и дна ни покрышки тебе", - ругается мама по
телефону. Мама расстроена, что я до сих пор
не женат. Да ладно, тьфу на то, что не женат,
хорошо бы, конечно, заиметь внука, чтобы
спокойно думать об исходе, несколь-
ко раз его потискав. Но ведь
Н
можно было, ворчит мама,
найти за семь лет в Москве
хотя
бы
возлюбленную!
Разыскать
девушку,
не
одержимую
намерением
сорвать куш, но одержи-
мую любовью к младшему
Кушанашвили!
Мама, отбрыкиваюсь я, я всю до-
рогу мчу на предельной скорости. Нес-
колько раз мне, казалось, везло, и я встречал
самых красивых в мире девушек, но финал
был грустный!
Я хожу по пустой квартире, мама, убира-
ясь за случайными девицами, чешу заты-
лок, и думаю, что жизнь моя, внешне лос-
ком увенчанная, нелепа, взбалмошна, из-
ломанна, как ощущения наркомана, и мне
так одиноко, мама!
"А ты расскажи, - попросила мама, - станет
легче". И я рассказал маме четыре свои люб-
ви.
Первая из них стряслась, когда я уже ощущал
себя после "Акул пера" непревзойденным ви-
тией, являющим собой спасение телезрителя
от скуки при виде однообразных говорящих
голов. Справа и слева я слышал вычурное оп-
ределение "знаковый персонаж", и, как пос-
леднего идиота, меня распирало от гордости.
Я устроил такую интимную карусель с дама-
ми, что через полгода едва не спятил. Барыш-
ни были разнообразные, и на большой палец,
и редкие страхолюдины, призванные помочь
сбыть семенную жидкость.
Но однажды в телеклубе, во время съемок
"Акул", я зашел в студию, где с "Блестящи-
ми" паясничали мои старинные приятели
Коля Табашников и Рома Скворцов, и увидел
Ее.
Полину.
В ее жилах бурлила то ли при-
балтийская, то ли арийская кровь, создавав-
шая впечатление знатного происхождения,
которое исключало вероятность даже наме-
ка на базарность в поведении. Улыбалась
она так, что меня не удивило количество ее
поклонников. Эта улыбка сулила возмездие
за все любовные афронты. Я начал важни-
чать перед ней, наезжая на какого-то несча-
стного по мобильнику; ни мобильник, ни
абонент не понимали, что стали частью по-
казательного выступления.
Я казался себе неотразимым, отпуская гроз-
ные реплики, и ломал башку, как с ней луч-
ше познакомиться. Спасти могла только ре-
комендация. За рекомендацией я пошел на
поклон к солистке Оле Орловой. На съемке
новогодних спичей Диск-канала я упросил-
таки ее "представить джентльмена".
Меня восхищало ее, Полины, безукоризнен-
ное чувство стиля, выражавшееся во всем: в
улыбке, в манере поведения, да даже в пово-
роте головы! Во время наших отношений
она была помешана на всяких способах ре-
лакса, настолько же далеких от меня, как для
наших нардепов - понятие нравственности:
лыжи, акваланги, скалолазание (в последнем
не уверен, но разговоры помню).
Многие люди подозревали ее в недалекости
только потому, что она, в отличие от меня
недавнего, вовсе не заботилась о том, чтобы
насильно милой стать для них.
Ее мечтой было или вытащить меня куда-ни-
будь к черту на кулички, или просто часами
гулять по Москве. Но я упорно отнекивался,
только теперь понимая ее слова: "Ты себя
обкрадываешь".
Мы жили в той самой квартире в Южном
порту, где однажды меня отметелили лихие
наймиты, выловившие меня у подъезда. Ког-
да я лежал в снегу, плача от унизительного
бессилия, то утешал себя одним: а ведь хоро-
шо, что со мной не было никого из родных, и
хорошо, что не было Полины. Но именно то-
гда я по-настоящему, как мне казалось, а на
самом деле по-детски обиделся на нее: ду-
мал, что даже сторонние люди больше сочув-
ствовали мне, чем внешне спокойная Поля.
Это тоже было проявлением эгоизма - жалея
себя, думать о другом хуже, чем он есть.
Просто природа Поли не предполагала ожи-
даемого мной горячего участия. Она так уст-
роена была, что по поводу какого-нибудь
дайвинга могла зайтись в восторге, а по по-
воду моего Гран-При -
лишь улыбнуться.
А обиды имеют свойство накапливаться.
Мне все больше и больше казалось, что Поля
- покушение на свободу, которой я тогда (да
и сейчас) по-идиотски дорожил.
Когда я в первый раз не заехал за ней после
концерта, она, кое-как добравшись домой,
оборвала телефон, беспокоясь, не случилось
ли чего со мной. Когда я во второй раз не
встретил ее после дальней дороги, она по-
звонила через день и ровным голосом сооб-
щила, что у нее все в порядке. Когда я в тре-
тий раз не проводил ее, ссылаясь на неимо-
верную занятость, после приезда она вовсе
не объявилась, и мне рассказывали, что она
стала встречаться с одним телеведущим, мо-
им, кстати, приятелем.
Месяц спустя, пытаясь спасти отношения, я
на гастролях в Новосибирске учинил баб-
скую истерику. На большее не хватило ума,
но, нашырявшись инвективами, я взглянул
на нее и понял: ничего не вернуть.
...Однажды я услышал, что у нее все хорошо.
Она с парнем, который ее любит, и я искренне
порадовался за нее, надеясь, что этот парень
не так дорожит дурацкой свободой, как я.
Как только мужик начинает думать:
'Вся жиз
он отношения!
114
МАРТ 2000
ОМ
предыдущая страница 103 ОМ 2000 03 читать онлайн следующая страница 105 ОМ 2000 03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст