ШуЛЬЖВНКО
[галерея моды и стиля ДЗ’АИТ)
выход в лиши Н
І
ЦВЕТИК ЛИТИИ
Создав ОМ и
пообещав стать президентом России, Игорь Григорьев испарился в
неизвестном направлении и материализовался вновь.
.. Совсем другим человеком.
www.inna.chat.transit.ru -
вечеринки по понедельни-
кам в клубе Инны Шуль-
женко
ОГОП [О
Господи
Опять Понедельник).
Начали - в 21 час
по московскому времени.
дивительное дело: говорим с Ксенией
Соловьевой. Я: "Знаете, я вообще не по-
нимаю, зачем я, такая зануда со своими
нравоучениями в колонках вашему ОМу;
она: "Нет-нет, все нормально, просто,
может, хоть через раз?" Я: "О'кей, я, мо-
жет, в этот раз с Игорешей встречусь, то-
гда о нем напишу?" Ксения: "О, это было
бы замечательно! Мы о нем совсем ни-
чего не знаем".
А теперь - удивительное. С Григорьевым
мы не виделись давно. Последние пере-
звонки совпадали по времени с его - на
мой вкус - странными идеями насчет
игр в политику. Куда-то он там баллоти-
ровался, какая-то создавалась партия.
Говорить нам было не о чем. И я боя-
лась, что это теперь навсегда.
Прошел год. Я слышала, что он завис в
Праге. Я тоже уже висела не в Москве.
Мой автоответчик сообщал все новые
его номера, но я не торопилась перезва-
нивать. Наконец, аккурат после догово-
ра о намерениях с Ксенией, Игорь мате-
риализовался у меня. В тот день я с утра
думала о нем. Потому что утром встреча-
лась с серьезным человеком, мнение ко-
торого достойно самого пристального
внимания. Среди прочего он сказал сле-
дующее: "Инна, как ты можешь писать
для такого журнала, как ОМ?". Я оправ-
дывалась, бубнила что-то о том, что дос-
талась журналу в наследство от Григорь-
ева, которого люблю читать или смот-
реть, как сюжет, как мультик, как ко-
микс. На что Серьезный Человек сказал:
"Как - этого циничного сукинсына?!"
В принципе - ничего нового, я давно ус-
тала оправдываться в ответ на наезды и
комментарии о моей приязни и привя-
занности к Игорехе.
Поэтому: почти март, в комнате - неуб-
ранная елка, наши бокалы, бутылки и
улыбки отражаются в поверхности зер-
кального стола, мы давно не виделись.
Мы соскучились. И мне интересно.
В свое время Григорьев купил меня
страшной тайной, что на самом деле он -
подкидыш. Может быть, именно тогда я
уже и стала воспринимать его, как роман,
который читаешь себе и читаешь, с лю-
бого места, как "Улисс", например.
"И вот я подумал: а фигли, что меня тут
держит? И я тогда отменил эту позорную
пресс-конференцию и просто свалил на
воды в Карловы Вары. У меня там под-
ружка. У подружки дом с этажом для
гостей, и я болтался там какое-то время.
Гулял по ночам. Плакал. Я часто плачу не
потому, что слезливая мямля, а просто со
слезами меня покидает все плохое, все
негативное. И вот я там пил эту воду и
смотрел на этих старушек и катался на
горном велосипеде и все такое. И в кон-
це концов свалил в Прагу. И вот там я ку-
пил акций одного кафе в топ-месте. К
нам заходил, ну, Стинг, например, и еще
всякие классные персонажи. Там прохо-
дят дискотеки, и так здорово снять майку
и плясать полуголым. Но все равно что-то
было не то, и я часто думал, куда мне
пойти, когда что-то не то. Я же вроде
православный и мне сказали: "Вот там
кладбище, и там есть православный храм
- один из двух на всю Прагу, и вроде он
сегодня точно открыт. И я пошел, а храм
закрыт. Представляешь, ну я сел тогда
там и стал ждать. Вокруг - кладбище, а
они (чехи), когда умирает муж, там, или
жена, на памятнике сажают такую птичку,
которая как бы осталась жить и оплаки-
вать ту, которая преставилась. Ее тоже на
памятнике укладывают такую - с лапками
вверх. Сидел я там, смотрел на этих пти-
чек, и че-то так меня пробило. Прорыдал
там чуть ли не всю ночь. Но храм так и не
открыли. И потом я все же отправился во
второй православный храм. Мне все го-
ворили: "Ну этот-то точно будет открыт".
А он закрыт - нормально? Тут я понял,
что это уже знак. Я долго думал и решил
(знаешь, как в сказках?): войду в первый
открытый храм. И знаешь, куда я пришел?
В синагогу. Зашел, посидел там за пар-
той. Потом думаю: ну и что мне теперь
здесь делать? И ушел."
Удивительное - не то, что с ним все это
началось. А то, что даже намереваясь на-
писать что-то светское, миленькое и
вполне парфюмерное, я встречаю сильно
изменившегося, почти другого человека
и готова, как любая из тех двух птичек,
либо оплакивать, либо валяться кверху
лапками. "Существованья ткань сквоз-
ная" не нами кроится и ткется, и возмож-
но, в этом-то всем и счастье. Духовные
практики. Тибет (разумеется). Гималаи.
Поход на Восток: там есть русская де-
вушка Дина. Уже лет 20 там живет. Она
организует для русских маршруты. Там,
чтобы из одной деревни в другую по-
пасть, надо лететь на кукурузничке. А
еще там проводники несут, на носилках.
"Григорьев, - говорю я, - ты же не сире-
невая немецкая бабушка на водах - это
же путь, его надо идти, а не чтобы мест-
ные - несли, разве нет?" - "В принципе
да, - говорит он, - ну ладно, часть пути
он меня несет, часть - я его". В принци-
пе, я вполне готова к любому развитию
сюжета с ним - и если вдруг, как некая
Дина, вполне нарицательным там станет
и он. И однажды, оказавшись на месте, я
услышу, что здесь есть русский пилот,
что доставляет русских богоискателей на
личном кукурузничке на самые засне-
женные вершины. Готова и к тому, что
после визита в Тибет он вернется в Мо-
скву и сочинит новую какую-нибудь ис-
торию. Но все же это уже будет не тот
Григорьев, что в угаре 99-го года проры-
вался во власть. Этот уже знает "духов-
ные практики", а сколько еще всего уз-
нает!
Я назвала текст "цветок лотоса". Хотя
оба мы, слава Богу, знаем, что речь идет
о бутоне, или даже о завязи, или даже о
подземном его корешке или о подвод-
ном еще стебле. Но в любом случае мы
оба знаем, что речь идет о зарождении.
Желаю успеха: пробить землю, прони-
зать воду, вырастить лист, сформировать
бутон. И расцвести.
Расцветай и телеграфируй!
92
АПРЕЛЬ 2000
ОМ
предыдущая страница 82 ОМ 2000 04 читать онлайн следующая страница 84 ОМ 2000 04 читать онлайн Домой Выключить/включить текст