МФ: А сейчас папа как? Успокоился?
ЮЧ: Сейчас, когда все пошло в гору, когда в
нашем городе нас стали крутить по радио,
показывать по разным каналам, так нормаль-
но стало, спокойно. Сейчас гордится, все де-
ла. Его можно понять, никакой гарантии, что
так все удачно получится, не было.
МФ: Да уж.
.. А с ребятами по группе ты, на-
верное, на одном курсе училась?
ЮЧ: Не-а, я познакомилась с ребятами из
группы "Смысловые галлюцинации", есть та-
кая у нас группа. Они делали ночной клуб, в
котором выступали бы живые группы. Кто-
то выбил старый флигель общежития архи-
тектурного института. Помойка там была
ужасная, мы все вычистили, выкрасили, по-
ставили сантехнику. Парни сами клали кир-
пич. Построили бар, сортир, все что нужно.
Помню, там были такие самодельные подвес-
ные потолки из серебристой ткани. Чтобы
их долго не красить, девочка сидела и на ма-
шинке сшивала огромные полотнища. Так
появился клуб. Там было много разных
групп, вот из них у меня все парни. Мы все
работали в этом клубе. Это отдельная исто-
клубе и через месяц уже выступали в театре
Эстрады. Нам понравилось и мы не хотели,
чтобы это было одноразовым проектом. Поз-
же у нас немного сменился состав. Остались
только Бурый и Дров, потом пришел Макс (ба-
рабанщик сперва другой был), и Азатка при-
шел. Он учился со мной в училище. А они все
поуходили из своих групп и остались со мной.
МФ: Как этот легендарный клуб назывался?
ЮЧ: "Джей, 22", улица Июльская, дом 22. Когда
его закрыли, мы остались ни с чем. Дров с Бу-
рым вообще без крыши над головой, потому что
они жили в клубе. И мы без репетиций просу-
ществовали полгода. Обычно такие испытания
плохо заканчиваются, но мы почему-то не рас-
стались. Потом нас Коля Рок-н-Ролл пригласил
в Тюмень на фестиваль женского вокала "Си-
рин". Мы на скорую руку где-то порепетирова-
ли и приехали, выступили на "ура". Дальше все
пошло нормально. Благодаря Коле, мы стали ез-
дить дальше, по северу, в Тюмени выступали,
какие-то деньги появились. А до этого мы вооб-
ще загибались, афиши расклеивали, всякой
ерундой занимались, чтобы было на что ку-
шать. А как стали выступать, только деньги
ства и постоянно влюблялась в каких-то аб-
страктных людей. Была влюблена в Робер-
тино Лоретти. Была такая пластинка голу-
бая, и там мальчик нарисован. Красавец, по-
нятно. Вот именно не фотка, а портрет. Я
слушала его днями и ночами, а потом, оказа-
лось, что он старый дядька и не поет уже
давно. У меня был шок просто. Я ревела.
Когда я совсем была маленькой, я влюбилась
в Боярского в роли Д'Артаньяна. Потом уже,
когда постарше и поумнее стала, то в Смехо-
ва. Благодаря этой любви я стала читать.
Всех "Трех мушкетеров", "Виконтов де Бра-
желонов", "Двадцать лет спустя" и все про-
чее, что там было у Дюма. Такие толстые,
увесистые книжки. А до этого читать вообще
не любила, просто ненавидела.
Потом постарше стала, влюблялась уже в ре-
альных людей, иногда безответно.
МФ: То есть в большинстве случаев все-таки
взаимно?
ЮЧ: Ну да.
МФ: Я сейчас подумала, что хорошо бы, на-
верное, делать интервью в поезде, тогда
проще было бы изображать непринужден-
л о
ма се
ти не было
м певцам и
как-то запела.
рия жизни. Макс, барабанщик, и Дров рабо-
тали барменами, Азат, гитарист, и бас-гита-
рист Бурый были билетерами, гардеробщи-
ками, я ди-джеем маленько работала. Иногда
я пела свои песни под гитару.
И вот, в один прекрасный момент, Буба из
"Смысловых галлюцинаций" говорит: "Ребята,
давайте отрепетируем небольшую программу,
и подадим это как спецпроект клуба. В общем,
мы порепетировали пару недель и сделали
концертную программу. Выступили два раза в
лишние появлялись - записывали по одной
песне, по две. Эти песни до Москвы дошли.
МФ: Тебе больше нравится слышать себя по
радио или в мониторах?
ЮЧ: Да мне без разницы, я уже привыкла. По
радио слушать конечно приятно, думаешь,
может, мама тоже слышит.
МФ: Любая нормальная девушка живет не
только серьезными вещами, но и Лю.
..
ЮЧ (заметно оживляясь): Любовью! Конеч-
но. Я вообще очень влюбчивая с самого дет-
Чичерина
сказала
ную задушевную беседу двух подружек, (а
не здесь, в "Республике Бифитер" под не-
скончаемую Шаде под присмотром пресс-
атташе Лили и директора группы Кеши).
ЮЧ: Влюблялась я в каких-то совершенно
левых людей. В соседа, с кем дружила, и в
тех, кто знать не знал меня.
Моей первой любовью был, где-то в классе в
четвертом, Артем, большой мальчик. Он был
просто толстый, здоровый. Он мне понра-
вился, наверное, потому что я всех могла по-
бить, а его - нет. Поэтому и влюбилась. Но
мне все испортила соседка по парте. Она на-
писала ему записку, что я в него влюблена.
Она не понимала ничего. Любовь-морковь,
все дела. Ей бы похохотать только. Несерь-
езная. А мы с ним потом ходили, не разгова-
ривали, глазки отводили, стеснялись.
МФ: Ты именно тогда начала петь, с горя?
ЮЧ: Не-е! Я тогда очень в хор школьный "Го-
рошинка" хотела. Там у девочек были крас-
ные бантики и юбочки в крупный белый го-
рох. Я знала все песни этого хора, но меня не
брали, потому что я пела все, но гром-
ко, басом и мимо нот.
©
ОМ
ИЮЛЬ-АВГУСТ 2000
117
предыдущая страница 110 ОМ 2000 07-08 читать онлайн следующая страница 112 ОМ 2000 07-08 читать онлайн Домой Выключить/включить текст