лоток, как Рембо. Это невозможно осущ ест-
вить. То, что Рембо пытался сделать, - это
Библия. Вы и я должны читать его, как мы
читаем Марио Пьюзо, а не как мы читаем де
Сада или Селина. Это должно выветриваться
через наши глаза. Но мы не то что наши
младшие братья, в чьих светлых лбах гнез-
дятся мысли. Мы не чисты. Мы не можем
слушать. Дети бы убили нас, и они должны
это сделать. Мы могли бы прибить несколь-
ких из них к стене, и мы не сделаем этого. Я
все время хочу иметь их рядом.
Ни один из вас не выкарабкается. Возмож-
но, среди вас есть блестящие личности. Я
таких не нашел, и я не буду выкладываться
ради того, чтобы глаза поярче приоткры-
лись на несколько дюймов повыше, чем ва-
ши. Если вы молоды и прекрасны, давайте
отправимся вместе в постель, пока наши
задницы все еще утоляю т жажду наш их
джинсов, когда мы носим их в обтяжку, пока
мы еще можем боготворить наши волосы. Во
Франции старики - это идолы. В Америке
нет. Ни один из нас не прав. Французы мо-
гут ходить в тени Лотреамона. Голландцы
могут ездить на облаках. Никто из нас не
прав. Что верно, так это то, что мы идем по
направлению к лампам и едим животных.
Когда мы на самом деле сомкнем наши руки
над огнями и расставим тарелки в наш их ту -
алетах, мы будем по-настоящему величест-
венны. Пока этого не произойдет, самое ре-
лигиозное действо, которое мы можем про-
извести, это пускать слюни на стройные те-
ла, выглядеть на двадцать всю жизнь. Что
бы мы ни делали, мы не станем отравлять
воздух или друг друга. Мы привыкнем к это-
му. Мы не можем, как французы, жить так
круто, чтобы постоянно палить из наших
ружей. Так что давайте поставим детей на
наши плечи и пойдем в отель Century Plaza,
и будем встречены богами.
ОН ПЛАКАЛ
За окном прекрасный день, но Крэйг сидит
дома, делая вырезки из газеты. Полицейские
обнаружили еще несколько изуродованных
трупов мальчиков. Четыре посмертные мас-
ки обрамляют короткую заметку. Это седь-
мая, восьмая, девятая и десятая жертвы звер-
ски жестокого серийного убийцы. Им было
13, 14, 18 и 22. Их абсолютно безучастные
лица изумляют Крэйга и обдают его холод-
ными волнами, которым он потерял счет. Он
знает, что это слишком тупо рационально
сказать, что у него к этому чисто эстетиче-
ский интерес, хотя однажды он признался,
что его любимое произведение искусства -
"чуть теплый труп после трупного окочене-
ния, перед тем, как в нем утвердится злово-
ние, присущее столь романтическому пред-
мету". Это как-то сорвалось с языка.
Он едет на Риверсайд, чтобы забросить га-
зетную вырезку в копировальный магазин.
Он пьет кофе на той же улице, потом забира-
ет увеличенную копию. Он пришпиливает ее
рядом с другими на стене в своей спальне.
Десять трупов смотрят сквозь газетное зер-
но, словно галлюцинации, от которых он ко-
гда-то безуспешно пытался отделаться. В
них нет ничего нового. С детства он увели-
чивал фотографии людей, чтобы рассмот-
реть их в мельчайших деталях не в поиске
несчастных увечий, на манер полицейских, а
скорее так, как он раньше вглядывался в ре-
ку неподалеку от родительской усадьбы, в
уверенности, что она держит течение в мес-
та более дикие. Не то чтобы он обнаружил
нечто такое, что помогло бы полиции во вре-
мя следствия. Не то чтобы он обнаружил
что-либо вообще, но его тянуло к ним.
Возьмем Мертвеца №4, обнаруженного ли-
цом вниз в ручье, голым, не считая красной
повязки на голове. На берегу его ярко-голу-
бая палатка и кухонные принадлежности
броско разложены, словно реклама, а под
ближайшим деревом полицейские обнару-
жили футболку, вымокшую в крови. Она тор-
чала из густой травы. У №4 были длинные
русые волосы и светлые голубые глаза, ему
было лет 13-15, рост 5 футов 9 дюймов, вес
120 фунтов. Он был содомирован, избит и
убит серией ножевых ударов в спину. На
увеличенном Крэйгом фото он выглядит па-
цаном, который был прерван во время мас-
турбации стуком в дверь его спальни и за-
крыл глаза, притворившись спящим в надеж-
де, что отец ничего не заметит. Но его лицо
выглядит слишком сосредоточенным на сне,
и любой отец просечет что к чему и просто-
напросто уйдет на цыпочках. Крэйг не про-
секает ничего особенного в чертах №4. Он
просто благоговеет перед тем, насколько пу-
стой и нервной кажется его смерть.
Он вспоминает старый сон, в котором Мерт-
вец №6, довольно тупого вида скейтбордер,
присел на своей доске, с дребезжанием спус-
каясь вниз по крутой улице, где он когда-то
жил. №6 так никогда и не спустился до кон-
ца. Кто-то проезжал мимо и предложил про-
катиться, на что пацан согласился с таким
унылым стоицизмом, что он мог бы сойти за
карлика в тот момент, однако он был внешне
великолепен и его суровое мексиканское ли-
цо не было наполнено болью. Крэйг ловил
солнечные лучи во дворе, когда он заметил,
как №6 возвращается под гору вверх с дос-
кой под мышкой. Парнишка не выглядел
бледнее, опущеннее или сдержаннее, чем
раньше, но Крэйг почему-то знал, что он был
изнасилован и убит таинственным шофером.
Крэйг крикнул "Эй, ты !", и №6 изменил свой
курс, идя ему навстречу. Они оказались ли-
цом к лицу у реки. Крэйгу пришлось делать
руками замысловатые знаки, объясняясь с
пацаном, и №6 еле выдавал "да" или "нет" в
ответ, ни разу не моргнув своими желтова-
тыми, казавшимися загипнотизированными
глазами. Полагая, что №6 был в полном по-
рядке, Крэйг чуть было не предложил сыг-
рать на скорую руку в покер на раздевание,
и в этот момент его компаньон произвел
странный шум и упал на спину, действитель-
но замертво. Крэйг закатывал тело №б в ре-
ку, в отчаяньи озираясь по сторонам в пол-
ной уверенности, что копы собираются его
арестовать, когда он присел в своей кровати.
1983 О
ОМ
ОКТЯБРЬ 2000
99
предыдущая страница 92 ОМ 2000 10 читать онлайн следующая страница 94 ОМ 2000 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст