ВНУК
ГЛАВНОГО
СОВЕТСКОГО
ПОЭТА
ПОДЪЕЗЖАЛ
К
ПОНРАВИВ-
ШЕМСЯ
ДЕВУШКЕ
НА
АВТОМОБИЛЕ
И
М О Л Ч А
ОТКРЫВАЛ
ДВЕРЬ.
САДИЛИСЬ.
КТО, ГДЕ, КОГДА
ечер назывался дикарским - Джонни написал в
приглашении, что все должны нарядиться ди-
карями. Многие так и сделали. Сам Джонни, в
маске и черных перчатках, изображал магараджу Покка-
порского, к некоторой досаде самого магараджи, который
тоже оказался в числе гостей. Подлинная аристократия -
младшие отпрыски двух-трех фамилий пивоваров, что
правят Лондоном, - не снизошла до переодевания. Они
приехали с какого-то бала и держались кучкой, явно заба-
вляясь, но сами совсем не забавные. Сердце у мисс Маус
билось, как птичка в клетке. Ее так и подмывало сбросить
свой ослепительный туалет и, оголившись до пояса, стан-
цевать танец вакханки. Когда-нибудь, думала мисс Маус,
она еще всех удивит". Это картина одного из множества
званых вечеров и раутов, описанных в небольшом романе
английского писателя Ивлина Во "Мерзкая плоть". В
"ироническом романе о причудах английских аристокра-
тов" - так эта книга названа в аннотации к мягкому изда-
нию издательства "Текст" - есть также одна светская по-
ездка на теплоходе, три или четыре на поезде, званая ве-
черинка на дирижабле, съемки одного кинофильма, свадь-
ба, похороны, скачки, автогонки и война. Эта книга - гимн
тому явлению, которое называется "золотая молодежь".
В
электронной версии словаря Брокгауза имеется опреде-
ление. "Золотая молодежь" - (франц. jeunesse dore'e) во
Франции в эпоху Директории группа молодых людей, слу-
жившая орудием реакционной политики; позже - нарица-
тельное имя проводящей жизнь в кутежах молодежи обес-
печенных классов". В этом определении не хватает одной важной детали. Узкий круг моло-
дежи обеспеченных классов ведет свою праздную разгульную жизнь: спит далеко после по-
лудня, а ночами ест, пьет, иногда употребляет различные, в зависимости от эпохи - от абсен-
та до кокаина - наркотики, предается разврату и буянит, разлагается морально и физически,
а главное - невыносимо скучает всегда, даже когда любит или страдает. Молодежь, и не толь-
ко, остальных классов следит за ними с видимым презрением ли, или с нескрываемым восхи-
щением и завистью, но всегда очень пристально, жадно вылавливая подробности в светской
хронике (или из сообщений птичьей почты сплетен). Всем вокруг страшно интересно, что же
такое вытворила дочка министра N на приеме у NN по какому-то там случаю. Вышеупомяну-
тая мисс Маус, второстепенная героиня "Мерзкой плоти", богатая молодая невеста, пребыва-
ет в абсолютном восторге от того, что, кажется, становится частью избранных, о жизни кото-
рых раньше могла только "много слышать". "Цвет Нашей Молодежи" - главная тема отнюдь
не только великих романов Ивлина Во. Многие лучшие книги мировой литературы есть опи-
сание этого "цветения". Евгений Онегин, припечатанный в учебниках литературы штампом
"лишний человек", оттуда же, из тридцатишестипроцентных сливок общества. Романы Фит-
цджеральда - и "Великий Гэтсби", и "Ночь нежна" - с нежностью и грустью рассказывают о
блестящих денди и неотразимых красавицах, чья потраченная на светскость жизнь протека-
ет и заканчивается бессмысленно и трагично.
Справедливости ради надо сказать, что далеко не всегда молодые люди, которым от рождения
достались знатное происхождение и богатство, отдавались светским утехам (а именно "свет-
скость", в общем, и делает молодежь "золотой"). Онегин, борясь со скукой, сначала отбил у
приятеля любимую, а потом и вовсе убил его на дуэли. Однако Гремин, муж Татьяны Лариной,
старше был не больше чем лет на десять, но - генерал войны с Наполеоном. Всего-то разни-
цы - одно поколение. Однако Греминым достались победные фанфары и геройство 1812 года,
а Онегины опоздали на подвиги. Князь Феликс Юсупов, аристократическая звезда и законода-
тель мод начала века, когда понадобилось, убил Распутина, имея в виду спасти Россию. И Ив-
лин Во, и Скотт Фитцджеральд писали о времени между двумя великими войнами человече-
ства, когда мир сначала зализывал раны и приходил в себя после химических атак, а после -
готовился к гитлеровскому переделу Европы. Двадцатые годы девятнадцатого века, тридца-
тые годы двадцатого - безвременье и депрессия. Именно в такие времена и оказывается, что
"золотая молодежь" - актуальное явление природы. Именно тогда нерастраченные силы об-
ращаются в то, чтобы произвести "блестящих молодых людей", как еще недавно выражались
наши бабушки. Правило "Одним все, другим - все остальное" становится беспрекословным.
Еще можно сделать шаг из первых во вторые, но обратный - никогда. Счастливчики со стра-
■ стью бросаются во все
I тяжкие - тем более что
■ им больше нечем за-
■ няться.
■ И первая и последняя
I "золотая
молодежь"
I СССР выросла в семи-
■ десятых-начале вось-
I мидесятых, во времена
В
застоя. Никогда после
I 17-го года на террито-
: ■
рии России не было та-
В
кого классового нера-
но венства. Потомки ку-
В харок, аскетично и ре-
■ шительно
управляв-
В
ших первым в мире го-
г г
сударством рабочих и
крестьян, в тот момент
решили, что счастли-
вое коммунистическое
будущее хотя бы отча-
сти наступило. Но ес-
ли сама "партийно-хо-
“І зяйственная
элита"
^ боролась за собствен-
ное материальное бла-
гополучие с той же
^
я
страстью, что их отцы
и деды - с врагами коммунизма, то их детям
все доставалось сразу и прямо в ведомствен-
ном роддоме. У детей партийных боссов бы-
ло сразу все, о чем только мог мечтать обыч-
ный советский труженик. Советская жизнь
была расписана от рождения до смерти, и те,
кому повезло родиться в семье какого-ни-
будь секретаря обкома, знали, в какую шко-
лу они пойдут, какой вуз закончат, где будут
работать, на ком женятся и на какой даче со-
старятся, не хуже членов английской коро-
левской семьи. Слухами о разгульной жизни
"деток" питала свое любопытство вся ос-
тальная страна.
КОДЫ
J J
я
ненавижу твою мачеху. С удо-
вольствием превратила бы ее в
лягушку. Но у негодяйки такие
связи!" - говорит в фильме "Золушка" доб-
рая фея своей подопечной. Вопрос, подоб-
ный мироновскому "А кто у нас муж?" из
"Обыкновенного чуда", был ключевым. "Кто
отец" - это было определяющим в жизни ре-
бенка, которому предстояло вырасти в "зо-
лотого" юношу или девушку. Учителя, пио-
нерские вожатые, продавщицы из соседних
магазинов изначально относились с недет-
ским почтением и уважением к маленькому
мальчику, если вслед ему можно было про-
изнести: "Его папа - Иванов. То есть как ка-
кой Иванов?!!" Ну, слава Богу, поняли, ну ко-
нечно,
тот самый.
"Детки" очень быстро
усваивали ключевую фразу своей жизни. И с
предыдущая страница 88 ОМ 2000 11 читать онлайн следующая страница 90 ОМ 2000 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст