ФОТО АНТОН ВЕРБИН АЛЕКСЕЙ БАЛАБАНОВ
-
К И Н О
и зрителем рухнула вместе со слаженной си-
стемой кинопроката. Место народного филь-
ма заняли латиноамериканские сериалы.
Подкупающую безыскусность пытались сы-
митировать многие, на стезе "фильма, люби-
мого народом" творили и Дмитрий Астрахан,
и Павел Лунгин, народ на имитацию не поку-
пался. В яблочко людских сердец угодили
фильмы, изначально вовсе не рассчитанные
на массовый успех. Я говорю об "
Особенно-
стях национальной охоты"
(1995) и
"Бра-
те"
(1997), создателями которых выступили
хмурые петербуржцы Александр Рогожкин и
Алексей Балабанов. На счету первого к тому
времени была мрачная драма о неуставных
отношениях
"Караул",
депрессивные зари-
совки из жизни сегодняшней северной сто-
лицы
"Акт",
кровавый абсурд
"Чекиста"
и
тошнотворный гротеск
"Жизни с идиотом".
А фестивальный баловень Балабанов заслу-
жил репутацию "элитарного" режиссера сде-
ланными еще в Екатеринбурге госкитеп1агу
из
жизни
свердловских андеграундных звезд
Вячеслава Бутусова и Насти Полевой и впол-
не эстетскими экранизациями Сэмюэля Бек-
кета и Франца Кафки.
Рогожкин и Балабанов решили не изобре-
тать велосипед, они оставались верны из-
любленным темам и сюжетам. Рогожкин в
очередной раз воспел замкнутый мир одер-
жимых мужчин. Только теперь они одержи-
мы не кровью и войной, а настоящими муж-
скими "играми на свежем воздухе". Смена
ядовитого оскала на лукавую усмешку плюс
фольклорная интонация народной побасен-
ки сделали свое дело и успешно растопили
лед промозглой осени и (уже в 2000 году)
лютой зимы. Вышло, что фраза "некотрые
любят погорячее" как раз о жителях шестой
части мира и национальном сорокаградус-
ном напитке. Распитие спиртного на совет-
ском экране табуировано никогда не было.
Но, если помните, чаще сей процесс вопло-
щался в антиалкогольных памфлетах разной
степени свежести - от блистательных гайда-
евских
"Самогонщиков"
до снятой на излете
застоя примитивной агитки
"Хорошо си-
дим!".
Основатель торговой марки "Нацио-
нальные особенности" Рогожкин выступил
прямым наследником не только Гайдая, но и
другого "народного" классика советских лет
- Рязанова. В новогодней сказке
"Ирония
судьбы"
слабой тенью мелькнула метафизи-
ческая сторона "потребления", ведущая к
роковым изменениям сознания. Правда, с
горячими русскими парнями Рогожкина пья-
ные мойры творили штуки покруче, чем с
Женей Лукашиным. Зато и очередные
"Осо-
бенности.
.."
уже обещают стать началом
долгого хмельного сериала. Пьяная трилогия
покорила и пролетариат, и доцентов с кан-
дидатами. Алкогольный трип сочных персо-
нажей пришелся по вкусу даже "модной" мо-
лодежи. Да и то дело: чем дожидаться, пока
твои ровесники снимут "настоящее" "поко-
ленческое" кино про "твои слезы, твою пе-
чаль", лучше впасть в единение с папами,
мамами, бабушками и дедушками и поднять
тост вместе с генералом Иволгиным. Кстати,
дело Рогожкина живет и побеждает - нача-
тый им телесериал
“Менты"
утолил народ-
ную жажду в "душевном кино про жизнь" не
хуже
"Охоты"
с
"Рыбалкой",
а лесник Кузь-
мич превратился в банщика Митрича из
удавшегося софт-порнопроекта об "
Особен-
ностях национальной бани".
Я Н А Я
ГГ
П О К О Р І /IJ
Алексей Балабанов тоже остался верен лю-
бимым трагикомическим сюжетам "про всех
падающих". Его кино все еще подпитывается
рок-культурой 80-х, по-прежнему близкой
многим. Первый
"Брат"
по сути был автори-
мейком дебютных
"Счастливых дней".
Разве
что условный сновиденческий Питер заменил
реальный Санкт-Петербург образца 97-го, а
вместо ущербного некрасивого Сергея Серге-
евича в долгое и печальное путешествие пус-
тился двадцатилетний "красавец-мужчина"
Данила Багров. А вот выход второго
"Брата"
заставил вспомнить признания самого Бала-
банова в том, что когда-то он "из гадства по-
брился наголо, жил на дебаркадере, по кото-
рому бегали крысы, рассказы мрачные пи-
сал". Продолжение - в отличие от оригинала
- было изначально рассчитано на коммерче-
ский успех. Второй
"Брат"
лишен и намека
на глубину своего предшественника. Искрен-
ний, естественный Данила Багров (пожалуй,
единственный из героев "нового российско-
го кино", чье имя зритель запомнил) стал
своей картонной копией - безмозглым убий-
цей, одну за другой выдающим запоминаю-
щиеся фразочки. Продолжение многозначи-
тельного боевика превратилось в пустой ка-
талог смешных (?) моментов, перестрелок и
нападок на хохлов и "fuckin' niggers". Тирады
о том, что "не в деньгах правда", заставили
многих вспомнить о
"Ворошиловском стрел-
ке".
Трактовка тут только одна. Гадство (или,
как это называют критики, любовь к провока-
циям) всегда было движущей силой Балаба-
нова-режиссера. После первого
"Брата"
от
Балабанова ждали чего-то сверхъестествен-
ного. Балабанов - видимо, из гадства - удач-
но обманул публику и ловко замаскировал
бессовестное над ней издевательство. Под
гневные тирады прессы - по поводу абсурд-
ного сюжета и беззастенчивой эксплуатации
найденных ранее приемов - новая картина
Балабанова собирала полный "Пушкинский".
Гениальный гад вновь оказался на коне.
Только какое отношение это кино имеет к
"народному"? Миф, как его ни крути, реаль-
ностью не станет.
ОМ
ДЕКАБРЬ 2000
39
предыдущая страница 29 ОМ 2000 12 читать онлайн следующая страница 31 ОМ 2000 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст