ОС:
Оставим в покое личную жизнь. Не хочу
говорить об этом с журналистами.
ИП: Имидж неприступной кинодивы?
ОС:
Хочется что-то сохранить в тайне. Как
подружке, я тебе могу рассказать.
..
Следует рассказ. А я обещала и не пишу.
Подружка все-таки.
ИП: Ты сейчас работаешь с французами?
ОС:
Да, снимаюсь в фильме Жана-Мишеля
Каре. Играю 17-летнюю француженку, кото-
рая учится в Москве. Родители держат ее в
ежовых рукавицах, а девочке так хочется
увидеть жизнь во всей красе.
ИПгТебя родители держали в ежовых рука-
вицах?
ОС:
Да. В основном мама. Думаю, только бла-
годаря ей я всего добилась. Стараюсь не де-
лать глупостей. Все время думаю, что скажет
мама после этого. Сейчас так много соблаз-
нов существует для молодых. Все хочется
попробовать, но не все ведет к лучшему.
ИП: Это принцип? Как и то, что ты не куришь?
ОС:
Да нет. Я курила, пробовала. Все равно,
как бы родители тебя ни держали, какой бы
ни был страх.
.. Даже не страх, а.
..
ИП: Потребность в противодействии?
ОС:
Да. Постоянно с мамой ругаюсь!
ИП: Вместе живете?
ОС:
Бывает, что я у нее остаюсь. Но даже ес-
ли я у себя, она все равно звонит:
"Тебе на
съемку пора!"
Не оставляет в покое.
ИП: Как она отреагировала на то, что ты собира-
ешься стать актрисой?
ОС:
По-моему, мама всегда этого и хотела.
Когда она отдала меня в 5 лет заниматься ба-
летом, потом в 7 в музыкальную школу, в
глубине души она мечтала о том, чтобы ее
дочь была этакой принцессой. Потом нача-
лись бальные танцы, потом английский.
..
ИП: И все-таки как был сделан выбор?
ОС:
Вообще родители хотели, чтобы я стала
журналисткой. У меня бы это получилось - с
моим-то умением людям зубы заговаривать!
То есть сначала все думали, что я буду вио-
лончелисткой. Нет, пардон. Сначала - бале-
риной. Танцевала я хорошо, и все только и
говорили, что о балетной школе. Но балетная
школа - это строгая диета, плюс с понедель-
ника до субботы я должна была учиться, и
только на воскресенье меня могли забирать
домой. Маме стало жалко со мной расста-
ваться, и она отдала меня в музыкалку, где я
стала заниматься на виолончели. Успехи бы-
ли грандиозные! Во втором классе я заняла
второе место на конкурсе Чайковского среди
детей. Но мне этого было мало, и я пошла на
бальные танцы. Тут тоже все получалось хо-
рошо. Но мне все казалось, что я могу сделать
лучше и все вместе: и танцевать, и петь, и го-
ворить. Тогда я подумала, что могла бы стать
актрисой, и пошла во ВГИК. Но туда меня со-
глашались взять только на платное отделе-
ние. Я жутко картавила, как мне сказал Ана-
толий Ромашин. В ГИТИС и в Щепку меня то-
же не взяли, а попала я в результате в Щу-
кинское училище. Но через полтора года мне
сказали, что я профнепригодна. Легко взяли,
легко выгнали. На самом деле я просто не по-
нравилась нашей руководительнице.
ИП: Женщины тебя не лю-
ЕСЛ И
БЫ У НАС
БЫЛО
Д ЕЙ С ТВ И ТЕЛ Ь Н О
і ш
шее
АКТЕРЫ
НЕ
СН И М А Л И СЬ БЫ
В
РЕКЛАМЕ
ПРОКЛАДОК
бят?
ОС:
Да, с женщинами у ме-
ня непростые отношения.
Либо
очень
близкая
дружба, либо настоя-
щая ненависть. А му-
жики любят. Прак-
тически все.
Наконец прино-
сят блины.
ОС:
Я очень
люблю есть,
поэтому
у
меня нету та-
лии.
Хочешь
половинку?
ИП: Нет, спаси-
бо. А в какой
момент ты ра-
ботала моде-
лью?
ОС:
После Щуки у меня была жуткая депрес-
сия! В нашем захудалом уголке, который на-
зывается Косино, хотя я его безумно люблю,
сразу становится известной всякая новость.
Не Новое Косино, а Старое. Это две большие
разницы.
ИП: А сейчас где живешь?
ОС:
Там же. Так вот, как сразу стало известно
то, что я поступила в театральное училище, -
это был просто фурор в Старом Косино, - точ-
но так же стало известно, что я оттуда вылете-
ла. Поэтому я стеснялась выйти на улицу, си-
дела целыми днями дома. Смотрела телесери-
алы и рыдала. Потом мама опять же выгнала
из дома: иди, учись! Я и ходила. Уйду с утра и
гуляю по Москве, лишь бы мама не пилила. А
однажды зашла в "Модус Вивендис". Сделали
тесты, сказали: приходи - работай. Я стала
сниматься. Удивительно, такие толстые и ма-
ленькие девушки, как я, просто не могли рабо-
тать в модельном бизнесе. Но тем не менее ра-
боты было хоть отбавляй. Я обогнала девчо-
нок, которые годами работали в этом агентст-
ве. Прибавляла себе параметры, говорила, что
у меня рост 1.75, а вес 52 килограмма. Надену
туфли на шпильках и вперед. Но нужно было
все-таки пойти учиться, и я выбрала ГИТИС,
который в этом году и закончила.
ИП: А в театре-то ты играла?
ОС:
Не-а. Мне в Щуке отбили все желание
играть в театре. Я же пищу все время. У ме-
ня и с кино-то проблемы. Все время:
"Чего
т а к т ихо го во р и ш ь? "
Пою громко, а вот го-
ворю тихо.
ИП: В кинокарьере тебе не мешает то, что ты
снимаешься в рекламе?
ОС:
Было такое. Но я легко меняюсь. Вообще,
мне кажется, в этом не должно быть пробле-
мы. Актер - это профессия. Как нам жить
сейчас, когда за кино платят три копейки?
Когда его и вовсе нет. Если бы было кино, в
том количестве, в котором оно должно быть,
хорошее кино, потому что я не хочу сни-
маться в дешевых сериалах, если б такое ки-
но было, то наши актеры не снимались бы в
рекламах прокладок. А поскольку всем надо
жить и что-то кушать, мне кажется, это не са-
мый плохой способ зарабатывать деньги.
ИП: То есть не боишься?
ОС:
Может быть, я слишком уверена в себе, но
нет - не боюсь. Я даже мечтаю сделать рекла-
му какой-нибудь известной фирмы. Например,
Эсте Лаудер. Хотя и те рекламы, что я делала
до сих пор, - и Кока-Кола, и Сони, и Нокия.
..
ИП: Кока-Кола - это с красным автомобилем?
ОС:
Ага. Очень известные марки, но это все -
способ выживания. А от хороших контрак-
тов рекламных я и в будущем отказы- -*х
ваться не буду.
А '!/
ОМ
ДЕКАБРЬ 2000
99
предыдущая страница 85 ОМ 2000 12 читать онлайн следующая страница 87 ОМ 2000 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст