психоанализ с максом леи*
реальность
ф
кусается
© С и С Т Е М П
ЕСЛИ ПРИГЛЯДЕТЬСЯ ПРИСТАЛЬНО К СОЦИУМУ,
ОН ОЧЕНЬ НАПОМИНАЕТ КРУЖКУ ПИ ВА-
МНОГО ПЕНЫ, И ВСЯ ОНА СВЕРХУ.
Портос
недавно рассказал
чумовую вещь. Как
он ходил на встречу выпускников своего
детсада. Да-да, детского сада. "Было, типа,
прикольно на всех этих чуваков и чувих по-
смотреть", - объяснил свой неожиданный
поступок друган. Оказалось, поколение,
воспитанное на одних и тех же горшках,
расслоилось, или, как говорит мой знако-
мый аспирант и надежда отечественной на-
уки Эдик Клюев, дифференцировалось, до
чрезвычайности. Были среди выпускников
этой своеобразной aima mater пара банки-
ров, модный ди-джей, один дворник, непри-
знанный художник, киллер, торговец пивом
Miller и представители ряда других соци-
альных групп и прослоек.
Что особенно прикололо моего друга, са-
мым душевным человеком, в пять минут
ставшим центром компании, оказался моло-
дой дворник. В то время как свет собрав-
шейся братии, крутые банкиры, в одиноче-
стве раскидывали друг перед другом вирту-
альные пальцы и "решали дела", типичный
неудачник, работник метлы и лопаты тра-
вил анекдоты, от которых прыскала в кула-
чок фотомодель, хвалил ди-джея и обсуж-
дал с художником живопись Александра Ту-
манова. Словом, стал объектом всеобщей
любви и обожания.
- Слушай, чудило, а че ты, в натуре, на нор-
мальную работу не пойдешь? - поинтересо-
вался Портос, подвозя его вечером домой.
- А зачем? Мне моей тысячи рэ на жизнь
вполне хватает. Зато я почти весь день сво-
боден и могу делать, что пожелаю.
"Чмо ты", - ласково подумал про своего
пассажира Портос.
• • •
Студенческие годы - золотой век, когда
можно практически все, но ни за что не от-
вечаешь. Никаких тебе контрактов, клиен-
тов, восьмичасового рабочего дня и прочей
дребедени. Две главные проблемы - полу-
чить 2 сентября учебники в библиотеке, а в
мае их разыскать и привести в божеский
вид, стерев пыль и смыв засохшие пивные
пятна.
Вместе со мной на истфаке МГУ обучался
некий Паша Рябинин, душа курса, красавец, умница, метал-
лист и полный раздолбай по жизни. Помню, на первом кур-
се мы сдавали какой-то лажовый предмет одному безобид-
ному старичку. Препод был сама доброта и принимал экза-
мены следующим образом:
- Скажите, пожалуйста, мой юный коллега, какие вы знаете
произведения Караваджо?
- Э-э-э.
.. Да.
.. Ну.
.. Был такой художник.
.. Картины разные
рисовал.
..
- Как интересно, милейший! Какие же, если не секрет?
- Э-э-э.
.. Ну, там "Рождение Венеры", "Завтрак на траве" и
"Лютнист".
- Эх, молодой человек. Всего одно попадание. Что же с ва-
ми делать?
- Профессор, я так усердно занимался! Всю ночь глаза не
сомкнул. Это от переутомления.
- Ну, ладно. Садитесь. За усердие - "четыре". Так, у вас и за-
четки нет? Да, молодой человек.
..
Паша Рябинин ухитрился экзамен провалить. Для этого по-
требовалось всего лишь заявиться к старичку в кожаной ко-
сухе и, помахивая перед носом милого дедушки цепью, вы-
дать: "Караваджо? Как же, читали-читали".
• • •
Как бывший историк, не могу не привести забавный факт: в
старину всех однокурсников, одноклассников, однодетса-
довников называли просто и метко - однокорытники. Вот и
мы, "однокорытники" истфака, решили припасть к родному
"корыту", пообщаться и, растроганно вытирая глаза носовы-
ми платками, предаться воспоминаниям. Для чего на про-
шлой неделе забили стрелку в одном из московских клубов.
Среди собравшихся, редакторов умных изданий и начальни-
ков банковских отделов Паша Рябинин выделялся неорди-
нарностью суждений и внешностью.
- Паш, - спросил я его, - чем сейчас занимаешься?
- Так, пописываю статейки. На жизнь хватает, - отмахнулся
он.
- А постоянно нигде не работаешь?
- Не-а.
- Почему?
- А на фиг?
"А правда, - подумал я, - на фиг?"
• • •
Последняя часть моего повествования обычно содержит
полный глубокого смысла вывод. Все-таки рубрика называ-
ется "Психоанализ", а не "Прикол с Максом Лейе".
Так вот. Гляжу я на своих "однокорытников", их друзей, на
всех тех, кто спешит приклеить к себе ярлык "новое поколе-
ние". Гляжу внимательно, но замечаю очень мало того, что
давало бы им право называться "новыми". Большинство,
как и десятки лет назад, едва окончив вуз, добровольно рас-
стаются со свободой, встраиваются в Систему и начинают
карабкаться вверх по иерархической лестнице. И ценность
в их глазах приобретают уже не человеческие качества, а
высота карьерной ступеньки. Невольно вспоминается пеле-
винская вавилонская башня, где по очереди ползут вверх
нанизанные на веревки человеки. И почему-то быстрее всех
всплывают к вершине посредственности - пена.
Но новизна все-таки есть. Людей, сознательно не желающих
вписываться в Систему, людей, ставших героями этой руб-
рики, я замечаю все больше. И это здорово, друзья.
ф
предыдущая страница 51 ОМ 2001 04 читать онлайн следующая страница 53 ОМ 2001 04 читать онлайн Домой Выключить/включить текст