НА КОМОЛОВЕ КРАСНЫЙ ХАЛАТ, КОТОРЫЙ Ш ЕЛ НАЗЫВАЕТ ЖЕНСКИМ
ИЗ-ПОД ХАЛАТА ВИДНЫ АНТОНОВЫ ГОЛЫЕ НОГИ
УТРО: ЧАК-ЧАК
06:28.
В плане, висящем на стене эмтивишного
коридора, начало подготовки к передаче "Бодрое
утро" назначено ровно на шесть утра. Теоретиче-
ски все должны были быть здесь еще полчаса на-
зад - но никого, кроме окопавшихся в студии со
вчерашнего дня операторов, не видно. Шелест -
красно-белая прическа, красная кожаная юбка,
маечка с трек-листингом последнего альбома 112
на спине - забегает в гримуборную только сейчас,
за 32 минуты до прямого эфира, вместе с гриме-
ром Мариной. Антона Комолова, второго ведуще-
го "Бодрого утра", еще нет.
_______________
5
АЛЬБОМОВ
АЛЕКСАНДРА
С
кляра
l _ Diamanda Galas "Malediction & Prayer"
2
_ Карлос Гардель "Моя история" - сборник
легендарного аргентинского исполнителя танго
3
_ Neil Young "Dead Man" - саундтрек к фильму
4 _ Кото "Best ofE " - японский ансамбль
ритуальных барабанов
5
_ John Campbell "Howlin' Mercy" - гениальный
блюз-гитарист и один из лучших блюзовых
альбомов
06:44.
- Он всегда опаздывает! - Шелест не воз-
мущается, а просто констатирует факт. На этих
словах влетает Комолов - в синей куртке и с ог-
ромным рюкзаком за плечами. Бежит в раздевал-
ку и моментально начинает переодеваться. Сегод-
ня в "Бодром утре" - костюмный день, и Шел и Ан-
тон наряжаются в восточные халаты. На головах -
чалма и тюбетейка. Шелест надевают парик с лы-
синой и приклеивают к верхней губе два уса (ко-
торые потом один из телезрителей метко сравнит
с усами сома).
- Усы потом легко отклеиваются? - спрашиваю я.
- Нет. Однажды мы с Антоном изображали Пушки-
на и Гоголя, я была Пушкиным и подумала: в кон-
це эфира возьму и сорву так одним движением ба-
кенбарды. Схватила, дернула, морда вот такая
стала, - Шелест широко разводит руки, - от боли
чуть глаза не вылезли!
Антону пририсовывают усы и бородку ("Я похож
на Игоря Наджиева? Нет, на Таркана!") и приду-
мывают имя - Зинзилля. На Комолове красный
халат, который Шел (теперь - Абдулла) называет
женским, чем провоцирует бурную дискуссию.
Из-под халата видны антоновы голые ноги. На
Шелест и Комолова надевают микрофоны, и бук-
вально за несколько минут до начала "Бодрого
утра" ведущие отправляются в студию. Рабочий
день начинается.
На самом деле утро - не самое бодрое время на
МТУ. Ходят полусонные операторы; режиссеры и
редакторы после ночи, проведенной в монтажке,
пьют кофе. Даже призванная будить вск^ аудито-
рию канала Шелест зевает.
Шелест, Уй: "Для меня очень необычно, когда го-
ворят: ты не должен быть грустным на экране, ко-
выряться в носу, чихать, плевать.
.. А почему я не
могу этого делать, если я это делаю в жизни? На
экране
я
могу и чихать, и зевать, и, если у меня совершенно
паршивое настроение, я могу с таким настроени-
ем выходить в эфир, сидеть грустная и даже спать
в эфире".
07:05.
Если бы я не глядел на часы, то вряд ли по-
нял бы, когда началась передача. Ни Комолов, ни
Шелест абсолютно не меняются перед включен-
ными камерами. Шутили друг с другом, со мной и
операторами - теперь у них просто появился еще
один собеседник; Комолов называет себя и Шел
"ветеранами прямого эфира". В большой студии,
где кроме "Бодрого утра" снимаются еще "12
злобных зрителей", я сижу как раз на тех ступень-
ках, откуда "злобники" отправляют клипы в от-
стой. Комолов читает сборник восточных мудро-
стей, Шелест листает истории про Моллу Насред-
дина. Полных оборотов шоу еще не набрало.
07:33.
В пятиминутном перерыве - клип, рекла-
ма, потом снова клип - Шелест и Комолов бродят
по всему офису, заглядывая в монтажки, в редак-
торскую.
- Здесь Настена, запиши телефон, - Антон диктует
пришедшие на пейджер цифры Денису Хорешко, ре-
дактору, в обязанности которого среди прочего вхо-
дит разговаривать со звонящими в студию людьми.
Денис Хорешко, редактор, "Бодрое утро" и "Хард-
зона": "Не всегда удается отсекать ненормальных.
Однажды дозвонился скинхед, а я не сразу понял. А
потом он в эфире начинает: "Мы с друзьями выпи-
ли, пошли негров мочить.
.." Шелест как взвилась,
вскочила: "Да ты, да ты!.
. Включите его обратно!""
08:08.
Программа идет уже почти час, но горячо
стало, когда одна девочка позвонила и сказала про
чак-чак, национальное татарское блюдо - палоч-
ки из теста в меду. Здесь и разыгралась грандиоз-
ная ссора. Шелест, прожившая в Татарии 18 лет,
предыдущая страница 93 ОМ 2001 05 читать онлайн следующая страница 95 ОМ 2001 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст