Д
авным-давно, в одной забытой стра-
не жили-были пионеры - не класси-
ческие пионеры из романов Купера,
с кремневыми ружьями и в шапках из волчьих
хвостов, а самые обычные мальчики и девочки в
хорошо отглаженных рубашечках и с красными
галстуками на шеях. Предполагалось, что дети бу-
дут жить при коммунизме, и потому для пионеров
снимались фильмы, доказывавшие, что ничего
жуткого будущее не таит, напротив, коммунизм -
это очень много бесплатного мороженого плюс
сок манго. Идиотизм, правда? Но как ни странно,
на скудной и сухой почве коммунистической про-
паганды произросли удивительные цветы. Их бы-
ло мало, но они были весьма изысканны.
В то время, как "взрослая" советская фантастика
поражала воображение разве что принципиаль-
ным нежеланием фантазировать (братья Стругац-
кие и мрачный, как ночь времен, Север Гансовский
здесь в абсолютном меньшинстве), для детей сни-
мались легкие сказки под сильным влиянием
Джорджа Лукаса. Но за каждым фильмом скрыва-
лось нечто, не называемое вслух. Этот темный фон
делал ленты привлекательнее и богаче смыслом.
Речь идет не о
"Молчании доктора Ивенса", "Соля-
риев"
или прочих
"Письмах мертвого человека"
-
подобные фильмы не предназначались для детей,
так что рассматривать их следует в другом месте.
Собственно детская фантастика началась с сума-
сшедшего
"Нового Гулливера" (1935),
издевав-
шегося разом над революцией и контрреволюци-
ей. Сейчас не очень понятно, как фильм мог вооб-
ще появиться - сценарист, гениальный "русский
Кафка"
Сигизмунд Кжижановский,
попросту под-
ставил талантливого, но глупого режиссера
Алек-
сандра Птушко.
Простой пересказ сюжета вызы-
вает экстаз. Юный пионер получает в подарок то-
мик Свифта и засыпает под чтение этой непри-
стойной книги. Ему снятся пираты, буря и страна
Лилипутия, в которой пластилиновые пролетарии
готовят вооруженное восстание. Королевский
кордебалет танцует незабываемое
"Моя лилипу-
точка, приди ко мне, побудем минуточку наеди-
не",
а в штанах пионера прячутся сотрудники тай-
ной полиции. В финале революция побеждает, ко-
роль повисает на циферблате главных часов Лили-
путии, время останавливается, и пионер просыпа-
ется на берегу моря, в окружении смеющихся де-
вочек в спортивных трусиках. Формально весь
этот бред относится к фэнтези галлюцинативно-
онейрического типа, но пулеметы, бронетранспор-
теры и фантастический дизайн подземных заводов
отчетливо тянут к литерам БР.
"Новый Гулливер"
сильно опередил свое время даже в мировом кине-
матографе и до появления Тима Бартона торчал,
извиняюсь за выражение, особняком.
После шедевра Птушко-Кжижановского наступил
период упадка, во время которого фантастика для
детей не снималась. Лихая белиберда веселых хал-
турщиков в стиле
“Гибель сенсации"
образца 1935
года или
"Планета бурь"
1960-го нравилась пионе-
рам, однако это было совсем не детское кино. Изве-
стная
"Туманность Андромеды",
экранизирован-
ная в 1961-м, оказалась даже не забавной.
Но все-таки во второй половине 50-х - начале 60-х
вышли два фильма, о которых стоит упомянуть.
"Тайна двух океанов" (1956) Константина Пи-
пинашвили,
великолепное совмещение картонной
романтики Жюля Верна с боевиком в параноидаль-
ном стиле "холодной войны". Стильность картины
и сегодня вызывает восторг, а в свое время лента
получила приз за спецэффекты на МКФ в Дамаске.
Вражеские агенты (среди них - некто Горелов) иг-
рали на фортепьяно и фотографировали секретные
схемы, после чего выбрасывались из окон. Подвод-
ная лодка "Пионер" неустрашимо пронзала мор-
ские глубины в поисках чего-то ужасно таинствен-
ного. Среди персонажей метался умный мальчик
Павлик, без которого поймать шпиона Горелова не
удалось бы никогда. А боцмана подводной лодки,
по совместительству майора ГБ, звали Скворешня -
чудная деталь, после которой невозможно всерьез
воспринимать ловлю шпионов под водой! Хорошо,
что Хичкок не видел
“Тайну двух океанов".
Он бы
БЬЮЩАЯ ЧЕРЕЗ КРАЙ ЭРОТИКА
И ДОЛГО, ДОЛГО МУЧИЛИСЬ ТОЛСТЫЕ ФРИГИДНЫЕ
умер от зависти, ведь его мечту снять триллер ни о
чем осуществил скрывшийся за железным занаве-
сом Пипинашвили. На протяжении двух серий нам
демонстрировалось абсолютное торжество стиля,
открывание и закрывание бронированных дверей,
за которыми не скрывалось ничего. Пипинашвили,
ученик Сергея Эйзенштейна, виртуозно использо-
вал приемы "черного фильма" и дизайн журнала
"Техника - молодежи" для создания жанровой
обманки.
Другой фильм, заслуживающий упоминания, -
"Человек-амфибия" (1961) Геннадия Казанско-
го
и
Владимира Чеботарева,
наш ответ культово-
му
"Чудовищу из Черной Лагуны"
Джека Арноль-
да. Читатель знает, как я люблю trash movies, но
истина мне дороже -
"Человек-амфибия"
намного
круче американского соперника. Дело не в
"экшн", тут Казанскому даже при помощи Чебота-
рева за Арнольдом не угнаться. Наш фильм побе-
ждает совсем по другому счету. Этот фильм от-
крыл советскому зрителю - в первую очередь де-
тям - новые миры красоты. Жгучему эротизму де-
монического Михаила Казакова, который не мог
дышать под водой, противостояла ангельская кро-
тость Владимира Коренева, обладавшего жабрами,
жившего в воде и любившего дельфина. Между
молодыми людьми разыгрывалась напряженная
садо-мазохистская игра, осложненная вмешатель-
ством юной Насти Вертинской. Кончалось все сле-
зами и расставаниями.
Бьющая через край эротика
“Человека-амфибии"
зажигала сердца пионеров, и долго, долго мучи-
лись толстые фригидные классные руководитель-
ницы с неописуемыми страстями своих подопеч-
ных. Конечно, никто не называл секс "сексом", но
все прекрасно понимали, откуда и куда дует ве-
т о
ИЮНЬ 2001
ОМ
предыдущая страница 84 ОМ 2001 06 читать онлайн следующая страница 86 ОМ 2001 06 читать онлайн Домой Выключить/включить текст