кино
девушку нарекли в честь Анастасии
Цветаевой (по-итальянски имя Ася про-
износится как Азия). Родная сестра русской поэ-
тессы скиталась по сталинским лагерям и тюрьмам,
в 27 лет приняла почти монашеский обет и вела
крайне аскетичную жизнь. Итальянская актриса
стала звездой фильмов, в сравнении с которыми
блекнут ужасы концлагерей. Она не боится пре-
дельно откровенных сцен. Татуировка ангела укра-
шает ее дьявольски соблазнительный живот. В ее
свидетельстве о рождении значится имя "Ария" -
в свое время чиновники римского загса наотрез
отказались вписать в метрические данные непри-
вычное итальянскому уху прозвание. Решение на-
речь ребенка Азией принадлежало "ужасным ро-
дителям" - режиссеру Дарио Ардженто и актрисе
Дарии Николоди. Прилагательное "ужасные" здесь
к месту не только "ради красного словца". Ард-
женто-старший - патриарх мистических хоррор-
фильмов и натуралистичных триллеров, раскрасив-
ший депрессивное настроение любимого им Ин-
гмара Бергмана барочными ужасами и литрами бу-
тафорской крови. Николоди - его постоянная акт-
риса, единомышленница и верная спутница жизни.
Они никогда не были официально женаты, ведь
узы, связавшие их союз, куда крепче придуманных
людьми законов.
Азия родилась в Риме 25 сентября 1975 года и ста-
ла актрисой поневоле. В 9 лет она дебютировала у
знаменитого итальянского "мясника" Ламберто Ба-
вы в фильме
"Демоны -2",
руку к созданию которо-
го приложил Дарио (он был соавтором сценария).
Спустя два года на Азию положил глаз ближайший
папин сподвижник и эпигон Микеле Соави. В его
"Соборе"
неокрепшая психика едва-едва отметив-
шей одиннадцатый день рождения Азии подверга-
лась нечеловеческим испытаниям. Построенный на
крови растерзанных тевтонскими рыцарями граж-
дан готический собор взрывал размеренное суще-
ствование буржуазной Италии 80-х запредельными
ужасами средневековья. Зло, которое не хуже, чем
черная смерть и любая другая чума, оживляло мон-
стров на древних барельефах. Гнилой рот Федора
Шаляпина в роли фанатика-монаха изрекал мрач-
ные пророчества. Человеческая плоть подверга-
лась достойным пера Овидия метаморфозам. Ма-
ленькая Азия роняла капли ледяного пота и изда-
вала возбуждающие вопли ужаса.
Эксперимент не прошел даром. Роман, написанный
уже взрослой Азией, провокационно назван
люблю тебя, церковь".
В отличие от большинства
своих сверстниц Азия обожает первую, самую жес-
токую и безысходную часть кровавой трилогии
"Техасская резня бензопилой"
и легендарный
фрик-шедевр Тода Браунинга
"Уроды".
Девушка
страдает боязнью открытых пространств и очень
редко покидает свою римскую квартиру. Ее пес
Дзига назван в честь великого советского доку-
менталиста Дзиги Вертова. Однажды Азия сказала:
"Мое единственное средство контактировать с
миром состоит в том, чтобы делать фильмы. Ки-
но для меня не профессия, а образ жизни".
Даже внешний облик Ардженто, ее демоническая,
опасная сексуальность кажутся нарочно придуман-
ными уродливым отцом, мечтавшим о "ночной кра-
савице", могущей стать как идеальной жертвой со-
зданных им химер, так и властительной королевой
ночи, повелительницей вырывающихся из иных
пространств монстров. Трижды Азия окуналась в
мир фильмов Дарио. Она была героиней снятой на
американской земле
"Травмы"
(американцев зача-
ровывал итальянский акцент средиземноморской
красавицы), оживлявшего живописные шедевры
"Синдрома Стендаля"
и величественного
"Призра-
ка оперы".
Но Дарио Ардженто - далеко не един-
ственный режиссер, завороженный живой плотью
девушки с ангелом на животе. Азия не раз повто-
ряла, что при выборе роли ей плевать на сценарий
и партнеров по фильму; главное для нее - лич-
ность режиссера. Все постановщики, с которыми
она работала, - безусловно, Личности. Она при-
шлась ко двору (естественно, королевскому) в са-
мом реалистичном из всех существующих в мире
"костюмных" фильмов - кровавой и сексуальной
"Королеве Марго"
Патриса Шеро. Она идеально
вписалась в эротичный мир криминального роман-
са Майкла Редфорда
"Ви Манки".
В триллере фран-
цузского актера Антуана Де Кона "Укусы рассвета"
она сыграла вампиршу, и более удачную кандида-
туру на роль "черного ангела" трудно представить.
Особую главу в ее "книге ж изни" занимает работа
с американским гением Абелем Феррарой. Нося-
щий библейское имя наркоман со стажем не про-
сто экранизировал рассказ классика киберпанка
Уильяма Гибсона
"Отель "Новая роза".
Феррара
одному ему известным способом запечатлел на
беспристрастном целлулоиде и еще более объек-
тивном видео свое распадающееся сознание, пре-
вратив фильм в сильнодействующее орудие гипно-
за.
"Я не коммунистка,
- рассказывала Азия, -
но
работали мы по-коммунистически: почти даром, а
некоторые действительно даром. Феррара поль-
зовался магией. Он мог играть на гитаре или
выкрикивать странные инструкции оператору.
Он вел себя как дьявольский кукольник. Мы верили,
что играем, следуя своим инстинктам, но на деле
только он контролировал наш мозг и дергал за
неведомые ниточки внутри нас".
Неизвестно, слы-
шал ли Феррара выступление Азии в римской рок-
группе ВУП . Но он стал единственным режиссе-
ром, в фильме которого Азия потрясающе поет.
Еще в 1994 году Азия сделала хоррор в отцовском
духе
"ДеГенерация".
Но именно Феррара повлиял на
ее полноценную режиссерскую работу, "интимный
дневник"
"Пурпурная дива".
Ардженто позаимство-
вала у Феррары неистовую экспрессию и испове-
дальность. Снятую ручной цифровой камерой "Ди-
ву" Азия сравнивала с фильмами датской "Дог-
мы'95", но чтобы подчеркнуть свободу от предпи-
санных Триером правил, называла "Прагмой'2000".
"Дива" - по словам Азии -
"история актрисы, ко-
торая хочет стать режиссером. Но она не знает, о
чем ей рассказать. И она ищет: путешествует,
встречается с разными людьми и в конечном счете
обнаруживает, что хочет поведать старую как
мир историю любви. Но ее романтизм проходит
испытание ужасами повседневного мира.
.."
Добав-
ляя:
“как видите, ничего автобиографического",
Азия смеется. "Пурпурная дива" - гиперреали-
стичный фильм, среди персонажей которого нетруд-
но узнать и иронично изображенного безумца Фер-
рару. Но источником вдохновения для актрисы слу-
жил идеальный мир, уподобленный
"материнской
утробе, чьи амниотические воды защищают от не-
справедливости и буги-мэна".
(Воодеутап - ин-
фернальный убийца из любимого Азией маргиналь-
ного шедевра Улли Ломмеля. -
Прим. ред.).
19 июля, в день российской премьеры
"Пурпурной
дивы",
у Азии должен родиться ребенок. С мужем
Марио она познакомилась за две недели до
Московского кинофестиваля 2000 года. Профессия
Азии была предопределена рождением. Но она сча-
стлива, что стала актрисой. В реальной жизни ей
всегда не хватало любви - кино компенсирует эту
нехватку любовью зрителей. Для Азии игра всегда
была не только способом оплатить квартиру.
ф
КОРОЛЕВА НОЧи
ЕЕ КРАСОТА СРАЖАЕТ НАПОВАЛ. ЕЕ ТЕЛО НЕ ЗНАЕТ СЕБЕ РАВНЫХ.
ЕЕ ЖИЗНЬ - "МЕНЕЕ ОБЫЧНАЯ, ЧЕМ ДРУГИЕ" - ДОСТОЙНА РАССКАЗА.
АЗИЯ АРДЖЕНТО - ИЗ ТЕХ ЖЕНЩИН, КОТОРЫХ ДОСТАТОЧНО
УВИДЕТЬ ВСЕГО ЛИШЬ РАЗ. ЧТОБЫ ВЛЮБИТЬСЯ НАВСЕГДА.
ОМ ИЮЛЬ-АВГУСТ 2001
33
предыдущая страница 28 ОМ 2001 07-08 читать онлайн следующая страница 30 ОМ 2001 07-08 читать онлайн Домой Выключить/включить текст