н
С А М Ы Х И З В Е С Т Н Ы Х
Г*
, ПЕРСОНАЖЕЙ "МУЛЕН РУЖ"
— Le Goulou
- танцовщица канкана,
1
ся допиванием из чужих стаканов,
- Моте Frommage -
-рыжая толстая лесбиянка - танцовщица.
- Nini "Legs-in-
the-air"
- коллега вышеуказанных плясуний,
коварная наушница, сыгравшая роковую роль в
истории экранных любовников.
- Le Chocolat
- мускулистый негр-
танцор; в фильме вырубает герцога и спасает Сатин
Le Р е ^ т а п е - главная и самая
высокооплачиваемая достопримечательность "Мулен
Руж". Он настолько умело руководил своим
■'сфинктером”, что помимо выбздевывания мелодий
на заказ мог набрать задницей воду и выпустить
струю на 5 метров.
>- Ц
Самая колоритная тусовка - четверка "bohemians",
или просто "bohos", собственно, и открывающая но-
воприбывшему Кристиану закулисье "деревни гре-
ха". Это карлик Тулуз-Лотрек (чудесно сократив-
шийся Джон Легуизамо, Тибальт из "Ромео + Джуль-
етты"), бородач Сати, всегда вырубающийся из ре-
альности в самый драматический момент Нарколеп-
тический Аргентинец и сумасшедший Доктор. Жи-
вущие по законам
"правды, красоты, свободы и
любви",
"bohos" выступают пародийным прототи-
пом всех последовавших богемных тусовок от хе-
мингуэевско-генримиллеровского Монмартра до
битников, хиппи и кухонных диссидентов - подоб-
но тому, как Анри де Тулуз-Лотрек стоял у истоков
самого влиятельного наряду с поп-артом художест-
венного стиля XX века, а Эрик Сати был первым ком-
позитором-минималистом и концептуалистом, по-
влиявшим и на многих поп-исполнителей. Таким
образом, оба они, хоть и произведены Лурманном в
клоуны, являются для режиссера абсолютно знако-
выми фигурами. Когда в самом начале фильма они
спаивают Кристиана абсентом, на экране появляет-
ся их маленькая богиня - зеленая фея, которая при
ближайшем рассмотрении оказывается Кайли Ми-
ноуг. Плюс многочисленный миманс танцовщиц,
включая "четырех шлюх Апокалипсиса", завсегда-
таев и прочих сомнительных типов.
ЧТО
п о ю т
Звуковая дорожка "Мулен Руж" - столь же безумный
микс всего и вся, как и сам фильм. Жертва чахотки Са-
тин - высшее воплощение гламура "Мулен Руж". А гла-
мур - значит глэм. Потому в саундтреке фильма царит
великий Дэвид Боуи: он поет "тему Кристиана" "Nature
Boy", творение легендарного "протохиппи" Эдена Ах-
беза, прославленную в 40-х Нэтом "Кингом" Коулом.
Боуи также присутствует в качестве автора "темы кур-
тизанок" "Diamond Dogs", каверованной Беком под ру-
ководством хип-хоп-продюсера Тимбэлэнда.
"Темой bohos" стал нестареющий хит "Children of the
Revolution" другого глэм-идола - Марка Волана, гранди-
озно исполненный дуэтом Боно и Гэвина Фрайдэя. U2 -
на втором месте после Боуи: помимо присутствия Боно
собственной персоной сладкая парочка героев любовно
выпевает припев композиции "Pride (In the Name of
Love)". Неожиданно радуют вполне зрелые голосовые
связки Макгрегора и Кидман, которая поет не хуже ка-
кой-нибудь Селин Дион (сравнение в тему - один из ду-
этов героев "One Day I'll Fly Away" написал соавтор "My
Heart Will Go On" Уилл Дженнингс). Из их распевок осо-
бенно выделяется безумное "Elephant Love Medley" -
попурри, состоящее из кусков 10 песен The Beatles, Kiss,
U2, Пола Маккартни, Фила Коллинза, Боуи, Элтона Джо-
на и т.д., которое герои поют, стоя на "крыше" слона.
Другие бриллианты - зубодробительный "джангл-
канкан" Фэтбой Слима, стоящий всего его последнего
альбома, и ядреное томуэйтсообразное исполнение
Яцеком Команом хита The Police "Roxanne" (сравните
с тухлятиной от Джорджа Майкла).
И, конечно, умопомрачительная интерпретация г'пЪ-
стандарта Labelle "Lady Marmalade" Кристиной Агиле-
рой, Лил'Ким, Пинк и Майей, заставивших полмира вы-
учить фразу "Буле ву куше авек муа се суар?" Оперные
корни Лурманна тоже дали всходы - пафос на испол-
няемых героями "ариях" зашкаливает до громовых вы-
сот, когда откуда ни возьмись вступают тенора Алес-
сандро Сафина или Джейми Аллен (в фильме их умори-
тельно поет "мельесовская" усатая луна). Кстати, Лур-
манн и сам выпустил в 1998-м году диск "Something for
Everybody", сингл с которого "Everybody's Free (to Wear
Sunscreen)" был в ротации MTV.
ОРФЕЙ В АДУ
Лурманн настаивает на мифологической природе сво-
его кинематографа. 'Только в танцевальном зале": Да-
вид и Голиаф - гадкий утенок, "Ромео + Джульетта" -
миф о вечной любви, "Мулен Руж" - Орфей спускается
в ад. Только Орфей-Кристиан находит свою Эвридику-
Сатин уже в аду, затем как бы теряет ее и, обернувшись
в кульминационной сцене фильма, обретает ее вновь -
для того чтобы потерять навсегда. Можно истолковать
соответствие мифу и немного по-другому: год спустя
отстукивающий на машинке историю своей любви Кри-
стиан спускается в ад своей памяти, чтобы вывести от-
туда возлюбленную. Естественно, по закону тожде-
ства героя и автора Орфей - это и сам Лурманн, в
очередной раз спустившийся в ад поп-культуры и
своего воображения, чтобы произвести на свет но-
вое творение. И хотя Эвридику, конечно, не вер-
нуть, но Орфей спел свою лучшую песню.
СКЕТЧ КЛАЙВА БЕЛЛА
ВО ВКЛАДЫШЕ АЛЬБОМА "PASSAGE ТО HADES"
Орфей скучал на берегу Стикса уже, казалось, целую
вечность. Наступала стигийская ночь, серная адская
вонь была невыносима, а утробная влажность не
давала правильно настроить лиру. Внезапно из
тумана к берегу подкралась лодка с отвратительным,
крепкого телосложения стариком на ней.
'Типичная картина, - сказал Орфей, - часами ждешь
лодочника, потом вдруг приплывают сразу три".
Харон завращал глазами и смачно харкнул. "Это мой
трехголовый пес Цербер, парень! Вообще-то он
обычно дежурит у врат ада, но я иногда беру его на
прогулку".
Орфей скуксился. "Не боишься, что трупаки полезут
на свободу?"
Грязная борода и лохмотья Харона сотряслись
подобием смеха. "Ага, страшно напрягаюсь! Куда
двигаешь, чувак?"
"Четыре билета туда-обратно в адовы пределы", -
сказал Орфей.
Харон засмеялся и схаркнул одновременно. "Это
твои похороны, парень. Но этих нимф ты не
возьмешь ко мне в лодку. И лира твоя тебе не
понадобится".
Орфей тряхнул кудрями. "Свою лиру я беру везде.
Слушай, у меня кое-какие личные дела в Аиде,
поэтому давай, поехали".
"Ты не врубаешься в адовы порядки, - сказал
Харон. - Господи Иисусе, ты не представляешь,
сколько горести я испытал, перевозя через реку
живого Геркулеса. Ты и сам явно не мертв, так что
выбирай: будешь одиноко и жалко бродить по этому
берегу сто лет, либо принесешь мне золотую ветвь
Сивиллы"
("Золотую ветвь" Канна “Мулен Руж"
своему Орфею не принес.
-
Прим, перев.).
Игнорируя гнусную вонь, исходившую от старика,
Орфей наклонился к нему поближе. "Слушай, -
сказал он. - Но только между нами, ладно? Я мог бы
сыграть для тебя на лире".
Даже Цербер заржал, услышав это. "Давай, парень,
- прохрипел Харон, - покажи себя".
"Погоди минутку, - ответил Орфей. - Здесь реально
сыро, и мне нужно подтянуть струны.
.."
П Е Р Е Л О Ж Е Н И Е
М И Т А О Б О Р Т Е Е
Н А W W W . M O U L I N R O U G E M O V I E . C O M
Это греческий миф про парня. Это история про любовь.
Орфей был сыном Аполлона и музы Каллиопы,
унаследовавшим от своей матери силу очаровывать
любое живое существо своей музыкой. Когда его
возлюбленную Эвридику убили, он спустился в
подземный мир просить ее возвращения. Орфей
очаровал Аида, властелина подземного мира, своей
музыкой и получил разрешение забрать Эвридику с
собой. Но при одном условии: по пути
наверх Орфей должен вести Эвридику и не
оглядываться на нее. Уже подойдя к вратам
кц
ада, он отдался переполнявшему его страху
I 4
и обернулся, чтобы посмотреть, идет ли она
■ Ч
следом, и так потерял ее навсегда.
предыдущая страница 65 ОМ 2001 07-08 читать онлайн следующая страница 67 ОМ 2001 07-08 читать онлайн Домой Выключить/включить текст