Э т а д е в у ш к а
шенно другое сообщество, где люди
собираются вместе на двадцать ми-
нут в неделю, очень активно обща-
ются, что-то придумывают, генери-
руют, дальше расходятся каждый
по своему делу. Совершенно дру-
гая, модернизированная форма об-
мена информацией между людьми.
Можно быть полусферой, а можно
быть приятной окружностью, охва-
тывая как можно больше. Это я все
о своей жадности. У меня очень
много друзей, и у них - тысячи
идей. Еще мне очень нравится хо-
дить в разные ночные заведения,
клубы. После работы я не могу по-
ехать домой и лечь спать. Меня
хватает на многое, я очень люблю
быть в курсе событий в городе: что
где происходит, где какой диджей
играет.
АП: Какие места ты любишь?
ИИ: Как это ни банально - я люб-
лю «Джусто», «Цепеллин», мне
нравится «Музей».
.. Везде хожу.
А еще у меня есть замечательный
молодой человек, которому сегодня
исполняется пять лет.
Я обожаю
путешествовать и езжу только
с
ним. Я придумала суперсистему:
три месяца работаю без выходных,
потом собираю эти выходные за
три месяца и устраиваю себе от-
пуск. Мне очень нравится, как он
на все реагирует, как он умеет пу-
тешествовать, он вообще человек,
перед которым я преклоняюсь. Я
стараюсь в нем ничего не испор-
тить.
АП: Ты же Козерог по гороско-
пу, должна быть очень строгая
мама. Как ты себя в этом каче-
стве оцениваешь?
ИИ: Как маму я себя оцениваю
очень хорошо, несмотря на то что
со своим «молодым человеком» ви-
жусь где-то раз в неделю. Но я пы-
таюсь научить его самостоятельно
мыслить, чтобы он доверял себе, не
зависел от мнения других людей.
Мне сейчас тридцать лет, и это са-
мое время понять, что самое глав-
ное на свете - это ты, верить в то,
что ты - есть. И когда ты уже мак-
симально расчищаешь такое про-
странство себя как себя, ты уже не
можешь быть несчастливым чело-
веком. Чем бы ты ни занимался,
сколько бы денег у тебя ни было,
что бы ни думали про тебя окружа-
ющие, ты есть, жив - и это самое
главное.
АП: Ну, это великая мудрость,
многие не приходят к этому и к
семидесяти годам.
..
ИИ: Вот я и пытаюсь спасти его от
этой горькой доли.
АП: «Юноша», о котором идет
речь, наполовину ирландец.
Как это в характере проявляет-
ся?
ИИ: Кровь действительно великое
о ж н о
б ы т ь
п о л у с ф е р о й ,
а
м о ж н о - п р и я т н о й о к р у ж н о -
с т ь ю , в м е щ а я в с е б я к а к м о ж -
н о б о л ь ш е .
Э т о я в с е п р о с в о ю
ж а д н о с т ь
і
дело. Ему никто не говорил, что на-
до класть салфетку на колени, ко-
гда находишься в ресторане. А он
это делает. У него изначальное вос-
питание присутствует. Папа у него
- аристократ, дедушка и бабушка
- аристократы, и я очень рада, что
в моем сыне есть древняя кельт-
ская кровь.
АП: У современных ирландцев
репутация достаточно хулиган-
ская, сразу приходят на ум
ИРА, Ирвин Уэлш.
..
ИИ: Они довольно жесткие ребята,
и они абсолютно правы. Когда бы-
ваешь долго в стране, начинаешь
понимать ее изнутри. Это очень
серьезная тема. Народ, который на-
ходился под игом последние четы-
реста лет и который сохранил свою
культуру, свой язык, свою нацию,
- какая внутренняя сила нужна
для этого! Это очень гордый и кра-
сивый народ, и я
их очень ува-
жаю.
..
АП: А как ты относишься к та-
кой новой погремушке, как гло-
бализм?
ИИ: Плохо к этому отношусь. Счи-
таю, что как общая мировая душа, к
сожалению, невозможна, так не-
возможна и общая мировая культу-
ра - да и зачем это нужно?
АП: А где сейчас отец молодого
человека, ирландский режис-
сер и писатель Джерри Мак
Карти?
ИИ: Они сейчас вместе в Ирлан-
дии. С ним у нас очень хорошие от-
ношения. Отец моего сына - мой
самый большой друг на свете.
АП: Я знаю, что вы познакоми-
лись в 92-м году на съемках
фильма «Лестница света», ре-
жиссером которого он был, а ты
играла главную героиню.
..
ИИ: Я шла на пробы и постаралась
быть красивой: первый раз накра-
сила губы.
.. и это не очень удачно
получилось. Он до сих пор надо
мной издевается: даже губы не уме-
ешь красить!
АП: Вообще, 92-93-й годы бы-
ли очень насыщенным перио-
дом: за это время ты сыграла в
8 фильмах, большей частью
главные роли. Как ты успева-
ла?
ИИ: Еще надо было и учиться. До
сих пор не до конца понимаю, поче-
му театральных студентов не отпу-
скают на съемки. Приходилось лу-
кавить, говорить «болею». В ре-
зультате я так долго «болела», что
вышло несколько фильмов.
..
все
это тоже говорит о моей «жадно-
сти». На самом деле не думаю, что
так делать правильно. Например,
голливудские актеры, которые го-
товятся к проекту три года, на него
нацеливаются, они о нем думают,
не считая того, что существуют
еще специальные тренеры, которые
с ними работают перед каждым
дублем.
И результат налицо.
С
другой стороны, мне было безумно
интересно.
АП: Ты была в то время богатой
девушкой?
ИИ: Да, я была в тот период очень
богатой девушкой. До этого я игра-
ла в карты на еду в общежитии, по-
тому что денег не было вообще. Во-
обще, деньги это очень смешная
штука, они показывают тебе, как
оценивается то, что ты делаешь. Но
это общепризнанный критерий, да?
Богатой девушкой мне быть очень
нравилось. До сих пор не могу до-
биться того же.
.. спецэффекта.
АП:
Как ты
распоряжалась
деньгами?
ИИ: Играла в казино и много разго-
варивала с мамой по телефону -
мама живет в Америке.
АП: Ты тоже жила там какое-то
время?
ИИ: Я там была по делу - училась
актерскому мастерству в школе Ли
Страсберга, в которой учились Дас-
тин Хоффманн, Де Ниро - вся эта
плеяда знаменитых, сумасшедше
талантливых артистов, которые, к
сожалению, уходят, и никто не при-
ходит на их место. Впрочем, то же
самое и в России.
АП: Может быть, должно прой-
ти время, чтобы стало понятно,
кто действительно «зубр»?
ИИ: Единственная надежда. Там
совсем другая система обучения.
Несмотря на то что считается, что
Ли Страсберг - ученик Станислав-
ского, Станиславским там и не пах-
нет. Я считаю, что все, что он взял
от Станиславского, - это «аффек-
тивная» (то есть эмоциональная)
память, то, чем любой артист дол-
жен уметь пользоваться. Это как
маленький сундучок с кучей барах-
ла - берешь оттуда одно, другое.
Называется - «персональный объ-
ект». Тебе это интересно?
АП: Очень.
ИИ: На самом деле как все проис-
ходит: сначала два часа настоящего
расслабления. Потом начинаешь с
очень простых вещей: например,
«принимаешь душ» дома. Не «ухо-
дишь в эмоции», а очень точно
вспоминаешь, что именно при этом
происходит: здесь, например,стер-
та на ручке надпись «холодная»,
душ сорвался, упал, черт, громко!
Да? И так далее. Потом вспомина-
ешь какое-то одно-единственное ут-
ро, которое в тебе пробуждает свя-
занные именно с ним ощущения. В
результате приходишь к очень
сложным вещам. Нужно разраба-
тывать и разрабатывать свое эмо-
циональное состояние, и тогда ты в
него уходишь. Это и называется:
твой «персональный объект». И по-
том, когда тебе на сцене нужна не-
кая эмоция, ты просто «достаешь»
нужную тебе штуку. То, что пока-
зывают люди, которые уже прошли
школу Ли Страсберга, феноменаль-
но. Это как фокусы! Но это не фо-
кусы. За этим - десять лет жизни.
АП: Ты уезжала туда с хорошим
английским?
ИИ: Считается, что мы его все учи-
ли в школе. Как выясняется на пра-
ктике, мы ничего не учили. Кроме
«спасибо», «пожалуйста» и «гив ми
сам ченч» - в первый день приезда
я так пыталась разменять у продав-
цов деньги, а получилось, что я их
выпрашиваю. Но я довольно быст-
ро «погрузилась». Хотя другой, бо-
N'57
II
ОМ//октябрь 2001
предыдущая страница 75 ОМ 2001 10 читать онлайн следующая страница 77 ОМ 2001 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст