Поп-лларкет книги
Ким БЕЛОВ. за исключением
специально указанных
б о л ь ш о й
б у х о в с к и
ЧАРЛЬЗ БУКОВСКИ. ЖЕНЩИНЫ
М.: Глагол, 2001
ЧАРЛЬЗ БУКОВСКИ. МАКУЛАТУРА
М.: Глагол, 2001
Сейчас я вам попробую все объяснить про Чарльза Буковски. У меня был
друг, редкий бабник (и вообще козел, но это к делу не относится). При
этом он на протяжении трех лет жил с одной и той же девушкой, которая
о всех его походах налево была прекрасно осведомлена. Однажды я спро-
сил у нее: «Послушай, Оля, что ты в нем нашла? Он же не может пропус-
тить ни одной юбки! В прошлое воскресенье ты напилась и уснула, а он
трахался в ванной с Наташей Коноваловой!» Оля заплакала, а потом ска-
зала: «У него поразительная жизнестойкость. Очень сильные гены. Если
родить от него ребенка, тот будет очень легко приспосабливаться к жиз-
ни».
Пробую объяснить дальше. В «Заповеднике» Довлатова есть два персона-
жа, друзья-алкоголики Михал Иваныч и Толик. "Жизнелюбивые, оттал-
кивающие и воинственные, как сорняки", - пишет про них Довлатов. Это
определение в полной мере подходит и к самому Чарльзу Буковски, и к
его постоянному альтер-эго Генри Чинаски - нищему, но гордому поэту,
самоуверенному отбросу общества, принципиальному лоу-лайфу, безос-
тановочному буховски. Чинаски прекрасно знает, что жизнь - говно, и
поэтому относится к ней с такой же легкостью, с которой игрок в Quake
принимает от товарища разряд из BFG-9000. Жми на «пробел» и побежа-
ли дальше. Чинаски легко находит работу и еще легче ее бросает; легко
затаскивает женщин к себе в постель и так же без сожаления отпускает
их от себя. А мы ему завидуем. Завидуем, что у него есть моральные силы
признаться в том, что главные желания - это выпить, поиграть на скачках
и затащить кого-нибудь в постель. Причем хорошо бы с минимальными
затратами времени и сил. И завидуем, что у него все это получается. Кни-
га начинается со слов «Мне было 50 лет, и я уже четыре года не спал с
женщиной» - но на последующих двухстах восьмидесяти страницах у ге-
роя появляется столько подруг жизни, что четырехлетний целибат после
этого выглядит коротким заслуженным отпуском.
«Женщины» выходят у нас уже в третьем переводе - столько, кажется, у
Буковски не переводился ни один рассказ. По сравнению с вариантами
Макса Немцова («Лавка языков») и В.Клеблеева («Новое культурное про-
странство») версия издательства «Глагол» по крайней мере не проигрыва-
ет. Кирилл Медведев пишет живым, хорошим языком; слабое звено в дан-
ном случае - редактура, допускающая некоторые неряшливости.
«Макулатура» - это пародия на «черный детектив». Герой - философст-
вующий частный сыщик-пьяница; этакий опустившийся Филипп Марлоу,
бросающийся сальными шуточками и любящий «передернуть затвор» ме-
жду делами. Тогда как клиенты ему попадаются более чем серьезные -
мафиози, инопланетяне и сама Костлявая.
Поначалу кажется, что «Макулатура» - произведение, выбивающееся из
длинного автобиографического ряда прозы Буковски. Смущает антураж
- как будто в постановку из жизни сороковых годов натаскали декораций
из «Вавилона-5». Но к финалу понимаешь, что старый алкоголик всего
лишь попытался заранее описать собственную смерть. Получилось.
Р.Б. Отдельно хочу отметить, как человек, принципиально не читающий
стихи (чувствую, что книжный критик я тут ненадолго, поэтому буду на-
вязывать свое мнение по полной программе), - у Буковски потрясающие
стихи. Найдите их и прочитайте.
с
РОБЕРТ ХАРРИС
АРХАНГЕЛ
М.:
Т орнт он и С а гд ен , 2001
50
Роберт Харрис специализируется
на том, что можно назвать истори-
ческим палпом - "горячие" факты
из недавнего прошлого плюс плотно
закрученный сюжет даже не детек-
тива, а боевика. Эта литературная
машина уже переварила секреты са-
мой знаменитой шифровальной ма-
шины Гитлера («Enigma») и пред-
ставила, что было бы, если бы мир
захватили
бездушные
фашисты
(«Фатерланд»). За работу с немец-
кими архивами наши рецензенты
Харриса хвалили. Мол, кропотливо
работает парень, глубоко роет, лад-
но кроет, крепко шьет. Судя по «Ар-
хангелу», кроет-то ладно, а вот роет
не глубоко. Например, в истории
СССР по Роберту Харрису высшие
кремлевские чины через слово гово-
рят друг другу «товарищ»- вместо
«бля», видимо. В общем и целом
«Архангел» - как мюзикл «Метро»:
поют задорно, но, если прислушать-
ся, чушь несусветную.
G G O C S
НАТАЛИЯ МЕДВЕДЕВА
ЛЮБОВЬ С АЛКОГОЛЕМ
М .: В а гр и у с , 2001
Не частый случай: написанный
женской рукой текст не требует от
нас снисходительности, соответст-
вуя всем стандартам качества. Чи-
тается залпом. Новая книга ночной
певицы и так и не укрощенного ти-
гра менее автобиографична, но не
менее пронзительна, чем прежние.
Героиня - лицо югославской наци-
ональности, с заниженной само-
оценкой и завышенными требова-
ниями ко всем, особенно к самцам,
плюс роковое пристрастие к алко-
голю, непризнанная поэтесса и ак-
триса - в начале девяностых мыка-
ется, сея разрушение, в противном
ей Лос-Анджелесе, самое против-
ное в котором - соотечественники.
Не удержусь от рифмы: герой ли-
моновского «Палача» - непризнан-
ный философ из Польши, мыкается
в противном Нью-Йорке, самое
противное в котором,
ну и т.д.
Медведева вполне оправдывает
имидж нашего Буковского в юбке,
на каблуках, но с той же бутылкой
виски. В её «Любви» океан спирт-
ного, пара эротических сцен, мало-
употребимый глагол «выебаться» и
красивый орнамент душевных-фи-
зических шрамов. Когда-нибудь
это экранизируют, тем более что и
саундтрек уже есть: все главные
сцены идут под музыку - Прокофь-
ев, анонимный джэм-сейшн, раси-
стский рэп, Аэросмит, речевка
уличного фрика. Лав стори с пло-
хим концом на фоне гниющего,
блюющего, сверкающего и воюще-
го города ангелов. Хочется, чтобы
на последней странице появился
Данила Багров и навел наконец по-
рядок. Впрочем, Америка Медведе-
вой довольно условная и просто
символизирует враждебное окру-
жение. Чтобы написать эту книгу,
достаточно географической карты,
холодильника с бутылками и ред-
кого таланта годами жить на пос-
N'58//ОМ//ноябрь 8001
предыдущая страница 42 ОМ 2001 11 читать онлайн следующая страница 44 ОМ 2001 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст