считает себя хорошим певцом. «По крайней ме-
ре, - тут он проявляет скромность, - время от
времени я на высоте. Иногда я пою очень удачно.
Если в руках хороший материал и если я не пото-
ропился, если подождал и прочувствовал, могу
добиться очень хорошего результата. Моя карье-
ра развивается, ты сам видишь, таким образом,
что и бьет меня, и ласкает, но мне стыдно только
за период, когда я.
.. м-м-м.
..неправильно себя
вел».
«Неправильно себя вел» - это употреблял нарко-
тики утром, днем, вечером, не говоря о ночи, ко-
гда одержимость наркотиками достигала точки,
при которой хочется совершать безумства, дос-
тойные колонки криминальной хроники.
Шура срывал концерты, попросту посылая всех,
*
*
*
Нынешней осенью Шура предпринял новую по-
пытку добиться большого успеха, на сей раз с по-
мощью альбома, в подзаголовок которого реши-
тельно вынесено сентиментальное "Благодарю!",
- альбома, несмотря на несколько экспрессивных
пьес, отмеченного печатью элегии неизбывной.
В новом альбоме Шуры эмоция звенит, звонит,
он, не зная середины ни в чем, и в ипохондрии до-
ходит до конца, страдает так, что когда, напри-
мер, звучит пьеса «Что случилось с нами?», холо-
док коже обеспечен.
«Эти полные грусти, а кое-когда и боли песни -
как фотография на память: я записал их, работал
над ними, когда кругом был мрак и я жил во тьме.
Это - такой документ времени. Я чуть не умер то-
гда, я был на волоске, и, поняв, что дальше - все,
конец, я стал с помощью песен выходить из .
..
слово есть .
.. да, штопора!»
Шура, как ни парадоксально, благодарит свой
жребий за то, что жребий этот так серьезно ис-
пытал его, обнажил слабости и порок. «Я оказал-
ся совсем не таким слабаком, каким казался да-
же себе», - смеется Шура.
«Я знаю, что числюсь в списке артистов класса
«А», но из-за известных обстоятельств меня от-
теснили куда-то в самый низ. Это началось, когда
со мной отказались работать Павел Есенин и
Эрик Чантурия. Я не говорю, что я прав, я говорю
слушать близким и не очень близким, и успех
был ошеломляющий! Все поняли едва выживше-
го наркомана».
Переходя от частного к общему, Шура утвержда-
ет, что его нельзя сравнивать с теми, с кем его
сравнивает пресса - с Оскаром, с Пенкиным, да-
же с Витасом: «Я знаю об их существовании. Но
это все». Говорит, что он вернет себе первое мес-
то - потому что уверен в себе. «Новые песни та-
ковы, что тот, кто их послушает, поймет: планку
я не опустил».
«Ко мне вернулся вкус к жизни. Я хочу занимать-
ся разным, но не в ущерб главному делу. У меня
уже есть свой ресторан, хочу сделать свою ли-
нию одежды. И уже записываю новый альбом,
четвертый, он на стадии разработки, и уже сей-
час могу точно сказать: это будет легкая, танце-
вальная музыка, очень напористая, без намека на
грусть. Как мое сегодняшнее настроение».
Спрашиваю его о том, сколько правды в таблои-
дной информации, что на лечение ушло 700 ты-
сяч долларов, а до лечения на дозы он якобы тра-
тил до 30 тысяч (!) долларов в сутки.
Шура смеется: «Это какие-то умопомрачитель-
ные цифры, все завышено в десятки раз. Но в лю-
бом случае, я потратил огромные деньги - только
сначала я тратил их на дурь, а потом, чтоб от ду-
ри отказаться. Я жалею о тех деньгах, что тратил
на гадость, жалею, что был таким дураком».
я потратил огромные деньги - только сначала я трати л их на дурь,
а потом, чтоб о т дури отказаться.
Я жалею о тех деньгах, что тр а ти л на гадость,
жалею, что был таким дураком
у кого исправно брал предварительную оплату,
отменял гастроли, когда билеты уже были раску-
плены, а если доезжал до места выступления, за-
пирался в гостиничном номере и оттуда кричал,
что никому не доверяет, что все - часть заговора
против него, что если ему не привезут кокаин,
всем несдобровать. (Тогда ему привозили, приво-
зили еще раз, он кое-как выступал, после еще
привозили, он кое-как засыпал, еще привозили,
он уезжал, а в Москве доза уже ждала.)
«Задним числом можно, конечно, наврать, что я
... как это в газетах пишут?.
..чувствовал, что ле-
чу в пропасть, - роняет он, - но тогда я впал в
раж, ни о какой пропасти не думал. Куролесил -
и все. Я честно признаю: это был кошмар, и этот
кошмар я сам себе устроил. Как раз пару дней на-
зад я в тысячный, наверное, раз вспоминал все, и
меня просто выворачивало наизнанку».
Два первых альбома Шуры, взорвавшие музы-
кальный рынок, были полны куража, и этот огонь
обжег нас! Все его тогдашние песни (которые на
ура идут и сейчас) были односюжетны и в альбо-
ме ладно пригнаны. И тогда мне казалось, что
Шура, рожденный быть звездой, совершенно
спокойно воспринимает оглушительный успех.
Но какая свадьба без баяна и какой успех без же-
сточайшего стресса?
За первый альбом Шуру похвалили, за второй его
очень похвалили. Оба альбома стали стопроцент-
ными кассовыми хитами. Но, извините за трафа-
рет, шоу-бизнес - безостановочное производст-
во, нужны перманентные инвестиции, нужно
снимать клипы, думать о ротации, писать, сидеть
в студии, но Шуру «замкнуло», и все деньги по-
шли вы уже знаете на что.
только о том, что и я ведь многое им дал. Если не
все. И конечно, мне бы хотелось, чтобы мы про-
должили творить вместе. Хотя у меня есть новые
авторы, такие ребята!»
«Такие ребята» сочинили весь третий альбом
Шуры, знаменующий разом негаданный и долго-
жданный «камбэк».
Н
екоторые пассажи Шуры выдержа-
ны в самоуничтожительных тонах:
каясь за все, что натворил, он не-
сколько раз обзывает себя «всего
лишь зазнавшимся мальчишкой».
Записав горсть драматичных песен, не опасается
ли Шура того, что люди, полюбившие его за лег-
кие, ажурные мелодии, отшатнутся?
Шура морщится от такого предложения и не-
сколько флегматично произносит: «Я настолько
уверен в своем зрителе, в своем слушателе, в сво-
их поклонниках, что даже не хочу такой поворот
обсуждать. Они не бросили меня, почему бы мне
не отблагодарить их искренним рассказом, через
что я прошел?» Шура настаивает, что люди, при-
чем даже те, кто будет слушать новый альбом из
голого любопытства, смогут понять и принять
близко к сердцу его лирического персонажа: «Я
не из тех, кто, стяжав славу, считает публику ду-
рой. Я преклоняюсь перед публикой».
«Когда мы первый раз прослушали альбом цели-
ком, то долго никто ничего не говорил, и я поду-
мал: «Подбор таких песен, с таким количеством
не очень радостных эмоций ни один человек не
сможет переварить. Ну разве песню типа «Твори
добро», но она уже старенькая, всем известная, а
вот остальные.
.. Но потом я стал давать, как тебе,
Практичность и благоприобретенное умение раз-
меренно, смакуя каждое слово, рассуждать на
любую тему - вот те черты, которые сегодня
свойственны Шуре и на которые он, как казалось
прежде, способен не был. Он и сейчас большой
любитель пококетничать - в конце концов, он же
Шура, - однако это не мешает мне заметить, что
он, против прежнего, твердо стоит на земле, от-
кровенно хочет преуспеть и по части гонораров,
неуклонно растущих, снова становится лидером,
и, что стало для меня откровением, охотно иро-
низирует над собственной персоной.
«Меня спрашивают, надолго ли меня хватит. От-
куда мне знать? Я ничего не хочу, не умею про-
гнозировать. И всегда отвечаю осторожно: наде-
юсь, да. На-де-юсь».
Шура смеется.
«Потому-то я и ресторатором стал, и дизайнером,
может, за продюсирование возьмусь. Я допускаю
и не боюсь этого допущения, что людям может ос-
точертеть моя физиономия. К тому моменту мне
будет чем заняться. Но у меня есть подозрение,
что до такого судного дня еще далеко».
Мы болтаем о том о сем, и разговор заходит о
безумии того, что происходит в мире.
«Мне по-настоящему страшно, что начнется
война. Мне стало страшно, когда я видел, что
происходит в Америке. Кстати, мы записали
песню в память о погибших; это очень мощная
песня. И, поверь, не спекуляция: музыка была
написана давно, лежала в столе, текст родился у
хорошего человека, потрясенного событиями,
сразу «выплеснулся». Я не тороплюсь ее пока-
зать, хочу ее почувствовать».
предыдущая страница 47 ОМ 2001 11 читать онлайн следующая страница 49 ОМ 2001 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст