К а р т - б л а н ш
е В л а д и м и р о м С о р о к и н ы м
в ожидании новых слонов
64
ЗА ЭТИ ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАРОД
ОБЪЕЛСЯ ТРЗШЕМ. ЕЛ В
БОЛЬШИХ КОЛИЧЕСТВАХ И
ВСЕ ПОДРЯД. СЕЙЧАС В РУС-
СКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ НОВАЯ СИ-
ТУАЦИЯ. ИНТЕРЕС К ХОРОШЕЙ
ЛИТЕРАТУРЕ ВЫРОС, ПРИЧЕМ
РЕЗКО. ЭТО ВИДНО ПО ТИРА-
ЖАМ ХОРОШИХ КНИГ.
И
з трэша последних лет остались только ключе-
вые фигуры. Та же Маринина, у которой есть
свои читатели и почитатели. Но ситуация изме-
нилась. Издатели резко развернули свою стра-
тегию. Они лихорадочно ищут новых хороших
авторов. Спешно создаются специальные про-
граммы. Редакторы прочесывают интернет в надежде на-
ткнуться на молодые таланты. Но, судя по тому, что в по-
следнее время появлялось, - пока безуспешно.
И вот почему. Потому что ландшафт современной рус-
ской литературы напоминает мне поле, вытоптанное ста-
дом слонов. Слоны - это культовые писатели, которые в
течение последних лет прошлись по этим полям: Пеле-
вин, Толстая, Пригов, Мамлеев. Они сожрали, все, что
могли. И оставили после себя громадные кучи кала. Вот
таков пейзаж.
Литератору, который идет за ними, надо чем-то питать-
ся. Ему придется подавить в себе брезгливость к запаху.
Ему надо так перестроить свои внутренние органы и
свои челюсти, чтобы найти совсем другую пищу.
Простой пример. 60-е годы. Поэты, которые тогда вырос-
ли, были так же раздавлены русским "серебряным ве-
ком". Молились на Ахматову, Пастернака и других. Те
тоже прошли, вытоптав все. Они были хищниками, пос-
ле них остались груды костей. Многие наивные поэты
припали к этим костям, начали высасывать из них то, что
осталось. Их поэзия была убога - она была вторична.
Бродский пошел по-другому пути. Он взял эти кости и
сделал из них скульптуру. Конструкцию в духе сюрреа-
листов.
Так вот и сейчас молодой литератор, чтобы найти себя и
занять собственную нишу, должен не просто писать по
инерции, как раньше писали - он должен придумать дру-
гую стратегию. Это очень сложно. Я достаточно читаю в
интернете молодых. Пока, я не видел ничего яркого - в
общем, не было вспышки. Новое явление - в чем бы то
ни было, в литературе, в любви или спорте - это некая
вспышка. Я этого жду. Но пока ничего нет. Но я надеюсь.
А пейзаж остается все тем же. Антропологически человек не изменился: у
нас не появились жабры, крылья - поэтому мы по-прежнему нуждаемся в
таком наркотике, как литература. Можно говорить о буме, о больших тира-
жах. Но ситуация не изменилась - может только, у писателей появилось
больше денег. Вся современная литературная обойма - писатели, которых
можно назвать ведущими, - все они выросли в ситуации андеграунда. Пред-
ставить в советское время, что их будут печатать, было не возможно. Анде-
граунд - это мощная штука. Это стимулировало. Ты чувствовал, что проти-
востоишь всей системе. В этом была сила.
А сейчас андеграунд исчез. Можно говорить о маргиналах. Тех, которые пи-
шут то, что интересно десятку друзей - о неком герметичном искусстве. Па-
радоксально то, что маргиналы попали в старые толстые журналы, которые,
оставшись без государственной поддержки, свернули тиражи, потеряли вли-
яние и провалились в андеграунд. Там нет ничего живого, нет живого языка,
нет свежей крови. Они живут представлениями тридцатилетней давности.
Поэтому андеграунд сейчас ничего не способен породить. Новый писатель
должен вырасти на свежем воздухе. На свежем воздухе интернета, улицы,
пивной, тусовки. Где угодно, где есть жизнь, где чувствуют время. Только не
в старых журналах. Может быть, в глянцевых, где здоровая атмосфера, где
вынуждены идти в ногу с жизнью и говорить на современном языке.
Я вижу некоторые фигуры, которые мне интересны. Авторов, которые по-
прежнему пишут. Я по-прежнему люблю Пригова. Мне интересно, что дела-
ет Пелевин и Егор Радов. Впрочем, сам я сейчас читаю все больше не худо-
жественную литературу, а книги по этнографии, философии и кулинарии.
Это тоже о чем-то говорит. ■
N’58
II
ОМ // ноябрь 8001
ИЛЛЮСТРАЦИЯ КТРИЛЛ РУБЦОВ
предыдущая страница 54 ОМ 2001 11 читать онлайн следующая страница 56 ОМ 2001 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст