ДК: Как вы относитесь к тому, что ваше
творчество порой не хотят признавать?
Б: Такое отрицательное отношение я испытываю
еще с детства, ведь у меня уже тогда были свои
причуды. Бывает, лет через десять тебе говорят:
«Слушай, я понял, почему ты так делаешь». Зато
остальные девять лет они просто не в состоянии
этого увидеть.
ДК: И что же заставило вас относиться к
этому философски, вместо того чтобы за-
нять оборонительную позицию?
Б: Отчасти то, что когда я куда-нибудь иду, я на-
певаю, в голове у меня звучит какая-то мелодия,
и мне тогда спокойно и уютно, я не чувствую,
будто со мной что-то не так. В детстве я была
очень замкнутой, порой не разговаривала ни с
кем по несколько дней, хотя на душе было легко
и радостно. Я была счастлива, и никто мне не го-
ворил, что я ненормальная. Мне кажется, боль-
шинство людей по натуре очень замкнутые, про-
сто они научились это скрывать.
ДК: Ну в Нью-Йорке таких пруд пруди.
..
Б:
(Смеется.)
Да уж - Сумасбродные Штаты
Америки.
..
ДК: Вы и сами сейчас живете в Нью-Йорке.
Б: Мне здесь нравится. Я приехала сюда впервые
в двадцать лет. Это мое самое любимое место, не
считая Исландии. Я еще давно решила, что пере-
еду сюда жить лет так в сорок-пятьдесят.
ДК: Так поздно?
(Смеется.)
Б: Но, как видите, обосновалась тут раньше. По-
жалуй, люди здесь быстрее взрослеют, становят-
ся более рассудительными. Нью-Йорк - велико-
лепный город.
ДК: Но и Лондон вам тоже по вкусу.
..
Б: Да. Я переехала туда жить в девяносто треть-
ем. Судьба свела меня со многими людьми, ока-
завшимися в той же ситуации, что и я. Это имми-
гранты, которые хоть и полюбили Лондон всей
душой, все же не хотели забывать свою культу-
Б: В юности, когда я была в панк-группе, мы
разъезжали по разным местам, давали концерты.
Случалось, что не спали по двое суток и нам не
на что было питаться. Бывало, отыграем очеред-
ной концерт - а в зале человек сто, не больше -
и тогда купим себе пиццу. Ради творчества при-
ходилось чем-то жертвовать. Так вот мне всегда
было любопытно, насколько эта граница прости-
рается и как далеко я смогу зайти?
ДК: А какое место в вашем творческом про-
цессе занимает работа в коллективе? Вам
приходилось
сотрудничать
с
разными
людьми, и вы как-то сказали: «Мне нравит-
ся смотреть на мир чужими глазами».
Б: Даже хорошо, что поп-песни длятся в среднем
по три минуты.
..
(Донна Каран смеется.)
Мень-
ше разных споров. По сути, большинство людей,
с которыми мне приходилось сотрудничать, ни-
чем не отличаются от тех, с кем я работала, когда
мне было четырнадцать. Хотя потом группа
Би£агсиЬе5 прекратила свое существование, с
некоторыми ребятами мы продолжаем работать
вместе и сейчас, например, выпускаем альбомы
исландской группы Б1§гиг Яуэ. Мы знали, что
БиёагсиЬез долго не просуществует, ее пятеро
участников были поэтами и писателями, для них
музыка не являлась религией. Зато звукоинже-
нер, люди, работающие на сведении записей, ос-
ветители и организаторы турне - со всеми ними
я работаю на протяжении многих лет и, общаясь,
играю разные роли. Иногда я чувствую себя как
ребенок, в другой раз, наоборот, осознаю, что на
мне лежит огромная ответственность.
ДК: Такая позиция помогает в воспитании
ребенка?
Б: Думаю, да, потому что он родился довольно
рано. Мой ребенок для меня прежде всего - луч-
ший друг.
ДК: Сколько вам тогда было лет?
Б: Двадцать.
Пусть я во многих вещах наивна и кажусь где-то
грубой и простоватой, но при всем при этом на
протяжении двадцати лет я работала в различ-
ных коллективах, и в 99% случаев все было пре-
красно. Все, кто со мной работал, говорят, что.
..
ДК: .
..у них только приятные впечатления.
Б: Да, но во время съемок «Танцующей» пробле-
мы были. До этого мне приходилось работать со
многими людьми, и все шло как по маслу, поэто-
му я стала слишком самоуверенной.
ДК: Трудно играть слепую?
Б: Ну, поскольку я очень музыкальный человек,
для меня это не представляло особой трудности.
ДК: Что чувствуешь, умирая ради любви?
Б: Во мне есть элемент самопожертвования. Ес-
ли бы было нужно пожертвовать собой ради люб-
ви, я бы с готовностью это сделала. Когда ездишь
в турне, играешь концерты, то все, кого я люблю,
находятся в зале. Для тех, кто там, я готова на
все. Некоторые мои знакомые, побывав на кон-
церте, потом говорят: «Ну что ты так надрыва-
ешься? Что для тебя дороже: концерт или здоро-
вье?» И я им отвечаю: «Конечно, концерт».
ДК: Когда я вижу вас на сцене, у меня воз-
никает впечатление, что это не просто шоу,
в нем есть скрытый смысл. И то же самое с
альбомом Vespertine — он совершенно не-
обычно воспринимается. Интересно, что вы
в него закладывали и что хотели выразить?
Б: Этот альбом с легким налетом ностальгии, и в
основном в нем рассказывается о людях, замкну-
тых в себе. Будто находишься в коконе и впада-
ешь в спячку. Я считаю его зимним альбомом.
Местами от музыки даже веет холодом. Ну и еще
альбом - своеобразная ода компьютеру. Мне хо-
телось написать что-то похожее на современную
камерную музыку. Получилось, что я воспеваю
две вещи: дом и компьютер. Сотни лет назад иде-
альной средой для прослушивания музыки был
дом: люди играли на арфах, что-то друг другу рас-
Некоторые мои знакомые, побывав на концерте, потом говорят: «Ну что ты
так надрываешься? Что для тебя дороже: концерт или здоровье?»
И я им отвечаю: «Конечно, концерт»
ру. Это люди вроде Талвина Сингха из Индии или
Голди, в жилах которого течет наполовину ямай-
ская кровь. Британия тогда впервые принимала
иммигрантов, которые по своему духу тоже были
англичанами. Началось активное слияние раз-
личных культур - например, драм-н-бас и индий-
ское техно в музыке.
ДК: На вашем новом альбоме Vespertine
есть композиция «Сосооп», в которой гово-
рится, что в момент написания песен вы
«будто отшельник с длинной бородой и
трубкой». Творческий процесс требует од-
новременно и участия в повседневной жиз-
ни и ухода от нее?
Б: Я думаю, так было всегда. Когда я слышу, что
жизнь становится с каждым днем хуже и хуже
или, наоборот, все только налаживается, я все-
гда занимаю противоположную позицию.
ДК: Правда где-то посередине?
Б: Именно.
ДК: Да.
.. Ваш знак точно не Весы. (
Бьорк
смеется.)
Кто вы по гороскопу?
Б: Скорпион. А какой знак у вас?
ДК: А я как раз Весы. И для меня либо то,
либо другое, середины не существует. Я пы-
таюсь ее найти, но пока безуспешно.
ДК: Странно, вы не раз говорили, что го-
товы многое попробовать, а потом заявили,
что никогда больше не сниметесь в кино.
Б: Здесь нет никакого противоречия. Одна из
главных черт моего характера - верность, преж-
де всего музыкальному призванию. А играя в
«Танцующей в темноте», я испытывала ощуще-
ние, будто разыгрываю какую-то интрижку, и
мне было не по себе.
ДК: Как будто вы обманывали?
Б: Точно. Мне нужно было переодеваться в раз-
ные костюмы и каждый день общаться с сотней
людей. Творческий процесс обычно протекает
внутри, а тут перед тобой толпа людей, которые.
..
ДК: .
..говорят, что и как делать.
Б: У меня довольно консервативные представле-
ния о сотрудничестве. Всякий раз, как я снимала
новый клип, мне нравилось чувствовать себя
главной, создавать рабочую атмосферу. И я рада
- не могу тут не похвалиться, - что все, с кем я
работала, отзывались об этом как о самой луч-
шей своей работе. Я была воспитана в семье хип-
пи, мой отец был одним из лидеров профсоюза,
поэтому неудивительно, что я слишком романти-
зировала работу в коллективе. Не могу об этом
говорить, комок подступает к горлу.
(Смеется.)
сказывали. А в середине нашего века стало оче-
видно, что лучшее место - это что-то вроде Вуд-
стока, где сотни, тысячи людей слушают какую-
то песню на одном поле. Все они сливаются в об-
щем экстазе, а с точки зрения звукового оформ-
ления главная цель таких мероприятий - колон-
ки, мощность которых будет слышна в Китае.
Мне кажется, сейчас круг замкнулся и снова
наиболее оптимальное место для музыки - это
дом, где мы можем слушать музыку на DVD или
скачивать ее с сайтов вроде Napster.
ДК: Что ж, последний вопрос: когда люди
слышат ваше имя, у них тут же возникает
ассоциация с лебедем, так как все помнят
это ваше платье на вручении «Оскара».
..
Б: Даже не знаю, что заставляет меня так их лю-
бить. Но как я уже говорила, новый альбом вроде
как зимний: а лебедь - птица белая и, как мне ка-
жется, тоже зимняя. Птицы очень романтичные,
ведь они моногамны. Даже не знаю, как это опи-
сать. Сейчас мне кажется, что лебеди могут по-
служить символом для многих вещей. Когда я ви-
жу изображение лебедя, у меня аж дыхание пе-
рехватывает.
(Изображает удивление.)
А ка-
ких-то года два назад я была к ним совершенно
равнодушна. ■
предыдущая страница 88 ОМ 2001 11 читать онлайн следующая страница 90 ОМ 2001 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст