и режиссер слабый, и жанр неинтересный, в об-
щем, ничего из этого не получится.
.. Наверное,
это специфика профессии, когда каждый персо-
наж пропускаешь через себя. Надо ведь не про-
сто изобразить, а почувствовать то же, что и он,
чтобы это у тебя в глазах было. А то тебе не по-
верят, тем более мне, модели, без актерского об-
разования, все уже на меня смотрят с предубеж-
дением: ну-ка поглядим, что она сможет.
М3: Вот, мол, еще одна модельна в кино.
..
ИГ: И это говорят. Но я также получала массу
комплиментов, люди хвалили мои роли. Напри-
мер, про картину «Любовь до гроба» мне говори-
ли, что это, в общем, даже совсем и не позорно.
Сейчас мы в Питере закончили сериал с Игорем
Скляром «Стеклянный дом, или Ключи от смер-
ти». Очень была сложная съемка, я боялась, что
сорвусь, не потяну. Сложная героиня, трудная у
нее судьба, надо было войти в это состояние. И
ситуация на площадке была тяжелая. А самая
первая роль была в 82-м году: маленький эпизо-
дик в «Гостье из будущего». С тех пор я все хоте-
ла попасть в кино, но никак не получалось до 99-го,
когда благодаря подруге я прошла кастинг и ме-
ня взяли на роль второго плана в «Хороших и
плохих».
М3: Ты довольна той ролью?
ИГ: Честно говоря, я никогда собой не довольна.
Может, это стимул, чтобы дальше расти, разви-
ваться.
М3: И до какого уровня ты уже развилась?
ИГ: Ой, мне расти и расти. Я только первые ша-
ги делаю.
ИННА ПАТРИОТИЧНАЯ
ИГ: Никто не обещал, что будет легко. Меня
постоянно бьют по голове.
М3: Откуда больше всего проблем?
ИГ: Люди безответственные, и в нашей стране
с моралью очень тяжело.
М3: Именно у нас? На Западе легче работать?
ИГ: Да. С организованностью, с дисциплиной, с
моралью там лучше гораздо.
М3: Ты бы хотела там жить?
ИГ: Нет. Я здесь родилась, люблю эту страну,
народ. У меня была возможность там жить, и
не получилось.
Это редко бывает. Есть, конечно, и разочарова-
ния, они связаны с человеческим фактором. Мне
очень жаль, что люди путают личную жизнь с ра-
бочим процессом. Это меня выбивает из колеи.
Мы работаем в одной упряжке, значит, надо де-
лать дело до конца, а когда начинаются капризы,
когда у людей сносит крышу, - это ужасно.
М3: Как ты думаешь, внешность имеет
большое значение для кинокарьеры?
ИГ: Экран любит красивые лица, но не просто
классически красивые, а с каким-то шармом.
Нужна определенная энергетика, вот Евстигне-
ев, его же нельзя красавцем назвать.
..
М3: Тебя-то можно, при чем тут Евстигнеев?
ИГ: Просто экран, как и модельный бизнес, лю-
бит лица с изюминкой.
М3: Вряд ли модельному бизнесу подошло
бы лицо Раневской.
М3: Получается?
ИГ: Получается.
М3: Видимо, ты довольно жесткий человек.
ИГ: Раньше была наивная, сердобольная, меня
было очень легко обмануть. И обманывали, пре-
давали, пользовались, да и сейчас это происхо-
дит.
.. Но в тридцать лет становишься циничнее,
сразу понимаешь, что именно от тебя хотят.
М3: Обозлилась?
ИГ: Не дождетесь!
М3: Потому о тебе пишут, как о такой доб-
рой, милой, расчудесной.
..
ИГ: Я и есть добрая и милая, просто в какой-то
момент бывает, что «закрываюсь». Я разная бы-
ваю, и плохая, и вредная тоже, но когда удается
быть доброй, расчудесной - здорово. Людей -
люблю. И себя люблю. Человек, который не лю-
бит себя, не может быть интересен. Если ты себя
любишь, уважаешь не позволяешь себе опус-
каться, унывать и стараешься добиться чего-то,
то всегда будешь интересен людям.
М3: Ты нравишься себе в зеркале?
ИГ: Это, как у всех, зависит от настроения. Ино-
гда смотрю: все хорошо, «глаз горит», состояние
клевое, А иногда просто не подхожу: понимаю,
что я там увижу.
М3: То есть у тебя все-таки есть комплексы?
ИГ: (
радостно)
До фига! В свое время я даже
стеснялась в компании говорить, никогда не ду-
мала, что буду вот так раздавать интервью. Ком-
плексы закладываются с детства, лет до шести.
Есть такой период, когда просто нельзя говорить
ребенку «нельзя». Тяжело, но надо постараться.
Я езжу к себе в деревню. Телевизора там нет, холодильника нет, удобства на
улице. Я в этом родилась, это тоже мое, так же, как и шикарная жизнь.
Я переключаюсь с одного на другое, сегодня в шикарном парижском отеле,
а завтра у себя в деревне могу доить коров, косить сено.
М3: В каком направлении? Есть для тебя
эталон в кино?
ИГ: Да много их, эталонов. Раневская, Чурико-
ва.
М3: Но это все-таки характерные актрисы.
ИГ: Да, наверное, мы очень разные, но когда я на
них смотрю, я понимаю: вот это высший пило-
таж.
М3: Ради такого пилотажа ты поступала во
ВГИК?
ИГ: Обидно - не взяли. Но я постаралась это
восполнить, уроками у Андрея Смолякова.
М3: И таки стала актрисой. Как ты счита-
ешь, правда, что нынешнему кино не хвата-
ет доброты?
ИГ: Да.
.. Но когда одна лирика и сладость - тоже
нехорошо.
М3: Например, как в «Черной комнате», где
ты — стервоза в трусах, хладнокровно уби-
ваешь несчастного любовника?
ИГ: Ну, это, пожалуй, единственный фильм из
тех, в которых я сыграла, где добра немного. С
режиссером Андреем Звягинцевым мы познако-
мились три года назад, он был актером, мечтал
снимать кино. И он мне сказал: «Если я когда-ни-
будь буду снимать фильм, обязательно тебя при-
глашу». Вдруг совершенно случайно ему предло-
жили сделать несколько серий на ИепТУ, и он
действительно меня пригласил. Все произошло
на одном дыхании, у нас была классная команда,
все молодые ребята, жадные до работы. Тут же
нашли деньги, нашли где снимать и сразу сняли.
ИГ: Модели очень разные бывают. Два года на-
зад были такие кислотные модели, с синячками
под глазами. Дизайнеры так придумали, и все
удивлялись, как она может быть моделью, а она
- модель. Это мода.
М3: Ты учишься на факультете психологии
рекламы. Собираешься потом открыть свое
дело?
ИГ: Возможно, да. Я знаю рекламу с одной сто-
роны и немножко с другой, потому что я училась
этому у Грымова. Сейчас я варюсь в рекламном
бизнесе и вижу много некомпетентности. Столь-
ко средств и времени тратится ни на что, я зара-
нее знаю, что это работать не будет. Им кажется:
повесили билборд, и все клево, деньги посыпа-
лись, клиенты посыпались. Если я смогу помочь
людям выстроить рекламный трюк, я буду просто
счастлива.
М3: Для тебя реклама - это искусство?
ИГ: И искусство тоже.
М3: Раз ты подумываешь о собственном де-
ле, значит, в тебе много от бизнес-леди.
ИГ: Не знаю, пока не вижу себя в этой роли.
М3: Хочешь сказать — «куколка» по натуре?
ИГ: Нет. Нет!
(Очень категорично.)
Звонит телефон.
М3: Много звонков?
ИГ: Много. Люблю, когда мне звонят, когда я
нужна. Если никого нет, волнуюсь: куда все про-
пали?! Я люблю людей, общение. Я стараюсь,
чтобы меня окружали только те люди, с которы-
ми мне приятно.
М3: Тебя именно так воспитывали?
ИГ: Нет, меня очень строго воспитывали. С дру-
гой стороны, мама тратила последние деньги,
чтобы Инна научилась играть на гитаре или по-
шла в поход.
М3: Инна любила походы?
ИГ: Инна просто не вылезала из походов. Да вот
и сейчас мне предстоит одно предприятие, потом
расскажу, если состоится. Чистейшей воды аван-
тюра.
М3: Боишься?
ИГ: Нет. Но когда я вернусь, очень многое может
поменяться. Хочу побыть сама с собой, в новой
обстановке, среди новых людей. Это полезно.
М3: Часто ты так бросалась, очертя голову,
хотела попробовать что-то совсем новое?
ИГ: Часто. Но не слишком, в разумных пределах.
Во всяком случае, я никогда не жалела. Ой, а че-
го я только не пробовала! Попробую детей ро-
дить. Двоих как минимум!
М3: Как положено, мальчика и девочку?
ИГ: Мальчика - точно. Очень хочу мужичка. Во-
обще, у меня мама - двенадцатый ребенок в се-
мье. Так что родственников жуткое количество.
И они еще размножаются в геометрической про-
грессии - дети, внуки. В моем представлении се-
мья должна быть хорошей, большой.
..
М3: Этак по-деревенски, чтобы все за од-
ним столом.
ИГ: Да, с самоваром. А в чем еще смысл жизни?
Реализовывать себя, возвращаться в семью, где
тебя ждут. Я вот часто езжу к себе в деревню. Те-
предыдущая страница 97 ОМ 2001 11 читать онлайн следующая страница 99 ОМ 2001 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст