В П о п - м а р к е т _ к н и ги
Алексей ЦВЕТКОВ, за исключением специально указанных
в ы
р е з а н о
ц е н з у р о й
ЗА Н А ВЕШ ЕН Н Ы Е КАРТИ НКИ
СПб.: Амфора, 2001
Пухлая антология национальной эротики, позволяющая увидеть историю русской литературы, да и просто нашу исто-
риюсквозь фривольную и непристойную словесность. Порноанекдоты из русских народных сказок, вроде баек про хитрого
зайца, отымевшего лису, застрявшую между берез, сменяются куртуазными похождениями Душеньки, где все античные бо-
жества сравниваются с завсегдатаями московского борделя и думают лишь о том, кому бы засадить-подставить. Ну и, конеч-
но же, Барков, Лука Мудищев, всякие бордельные мальчики и пажи, неутомимые в извращенном разврате. Потом наступают
импотентские страдания с закосом под Достоевского, фантазии серебряного века о похотливых механических куклах и лун-
ной бисексуальности. Отдельным явлением выглядит порнограф Алексей Толстой. Эрос Хармса, зацикленного на облизыва-
нии нижних женских губ, пугает, а проект Платонова, требующий ударить железным кулаком онанизма по бл.
.детву старого
мира, настораживает. Отношения к основному инстинкту и средства его выражения меняются от эпохи к эпохе, точнее, чем
что-либо другое, передавая аромат и колер самих эпох. Все это никогда почти не было доступно широкому кругу отечествен-
ных эротоманов, т.е. нам с тобой, дорогой читатель. В прошлом веке оно гуляло по рукам в самиздате с веселым клеймом «Еб-
лематических альманахов», перед революцией и сразу после наметились послабления, а потом снова воцарилась мораль, пар-
тийная вместо самодержавной. Так что мы - первое поколение, покупающее «это» в обычном книжном магазине. Хотя.
.. У
Толстого, конечно, знаем мы, благодаря интернету, есть сценки и покруче. Но включи их, и книжка непременно подпадет под
какой-нибудь антипорнографический закон.
«УІІІІ
O G G CG
L O C U S S O L U S
ЗАНАВЕШЕННЫЕ
КАРТИНКИ
ОЛЕГ ПОСТНОВ
СТРАХ
СПб.: Амфора, 2001
ОЛЕГ ПОСТНОВ
С Т Р А Х
Тех, кто случайно не читал Набоко-
ва, этот роман наверняка приятно
удивит. У остальных есть возмож-
ность оценить, насколько усердно
новый джинн из «Амфоры» копиру-
ет интонации и приемы классика,
вплоть до генеалогической кроны
героев на последней странице, от-
сылающей нас к подобной схеме в
начале «Ады, или Радостей стра-
сти». Сюжет, однако, не набоков-
ский - с ведьмами на фоне украин-
ской природы, ночными некрофиль-
скими свадьбами и персональным
кошмаром, всю жизнь достающим
главного героя, манерного филоло-
га-нарцисса. «Страх» - для тех, кто
любил в детстве всласть побояться,
листая Гоголя или Эдгара По, а сей-
час отдыхает душой на готических
фильмах ужасов. Главные минусы:
в романе три разных рассказчика, и
все трое говорят одним и тем же,
совершенно неотличимым языком.
В конце все главные герои, кроме
белого призрака, умирают, и чувст-
вуешь себя немного на кладбище.
^ ^ ^
^
АНАСТАСИЯ ГОСТЕВА
ПРИТОН П РО СВЕТ Л ЕН Н Ы Х
М.: Вагриус. 2001
У любой эпохи есть писательницы,
рассказывающие
о
сложностях
любви на фоне современного пейза-
жа. Анастасия Гостева написала об
этом свой второй роман. «Притон»
- электронная переписка вечно вы-
ясняющей отношения пары с по-
путными ответвлениями в жизнь
других персонажей. Все спасают
души, таская их по монастырям и
старцам; расселяют коммуналки и
оперируют с недвижимостью; вкла-
дывают бабло в шаткие финансо-
вые пирамиды; по выходным пля-
шут в клубах; а в отпуск летят в
сказочно духовную Индию, прини-
мая для растягивания сознания не-
кие «кристаллы» (тема идеального
психоделика, абсолютного препа-
рата, уносящего, как лифт, прямо
на ковер к Богу, не дает-таки покоя
новым нашим авторам). Но главное!
Все время кто-то кому-то не дает и
динамит, несмотря на электронные
мольбы и угрозы повеситься, запо-
ров карму. На этом, собственно, и
держится все сюжетное напряже-
ние. В качестве аттачментов к рома-
ну в письмах на полях «Притона»
пристегнуто множество цитат на
все случаи жизни из известных и
культовых людей. Так что если вам
лень читать основной текст, роман
может быть с пользой употреблен
как «книга мудрых мыслей», выру-
чающая в тех случаях, когда чувст-
вуешь потребность блеснуть прича-
стностью к культуре.
ВАДИМ РУД НЕВ
М ЕТ АФ И ЗИ К А Ф УТБОЛА
М.: Аграф, 2001
Только из этой книги, и ниоткуда
больше, вы узнаете, что кожаный
мяч футболиста есть символиче-
ский заместитель его потерянной
головы, намекающей, в свою оче-
редь, на совсем уж неприличные
п
л ю
с \
МЬЖДИСЦИР/ШНАРНЫЬ ИССЛЕДОВАНИЯ
веши. Новый сборник нашего эст-
радного психоаналитика №1, арти-
ста-фрейдиста и культуролога-про-
вокатора, как и прежние его бест-
селлеры, искрится юмором и замы-
словатой фантазией по поводу са-
мых примелькавшихся вещей. Рек-
лама на ТУ оказывается воплоще-
нием массового инстинкта смерти,
сериал про Штирлица - зашифро-
ванной историей советских дисси-
дентов, сам же Штирлиц - реин-
карнацией Андрея Болконского из
«Войны и мира». Скрип липовой но-
ги медведя из детской сказки озна-
чает звук полового акта родителей
за стеной, а политические анекдо-
ты заставляют заново пережить ро-
довую травму. Вплоть до открытия,
что вся культура - война паранои-
ков с шизофрениками. В океане по-
стмодернизма Руднев чувствует се-
бя настоящей акулой - все в состо-
янии проглотить и переварить в ре-
предыдущая страница 32 ОМ 2001 12 читать онлайн следующая страница 34 ОМ 2001 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст