РЕКОРД-ИНДУСТРИЯ
>
эиспертива: ІСТСТТШСТГЇЇГІ
д и р є м т о р «
ф и р м ы
г р а м з а п и с и Ф и л и «
В ТЕНИ ЧЕРНОГО СТЯГА
А
етом 1987 года я. 25-летний инженер,
два года как окончивший МАИ и рас-
пределенный на «почтовый ящик» -
Машиностроительный завод им. Хруни-
чева, которому принадлежит ДК им.
Горбунова, притащил первую партию
меломанов и/или спеку-
лянтов, тогда тусовавших
на Маяковке, дабы дать
им приют в стенах ДК в
виде
Клуба
филофони-
стов. С того момента сом-
нительные с точки зрения
органов сделки по купле-
продаже дисков приобре-
ли крышу в виде «моло-
дежного объединения по
интересам». Председате-
лем клуба стал Борис Симонов, ныне директор
магазина для коллекционеров «Трансильвания».
Так началась история легендарной Горбушки как
самого большого в мире прилавка аудиопродук-
ции.
Достойно внимания то, что в новую, независи-
мую от бывшего монополиста «Мелодии» грамза-
пись одними из первых вышли компании с хоро-
шим вкусом. По-видимому, репертуарная поли-
тика «Мелодии» провоцировала к действию наи-
более неудовлетворенных меломанов. В 1990 го-
ду частная фирма грамзаписи «Эрио», возглавля-
емая небезызвестным сейчас Василием Лавро-
вым, владельцем клубов «Экипаж» и «Дума»,
прожила короткую, но яркую жизнь, выпустив
Майка, «Аукцыон», «Не ждали» и кого-то еще.
..
В этом же, 1990 году появились SNC Стаса На-
мина и BSA Records.
В 1991-м вышли пластинки литовской (тогда еще
советской) фирмы Zona. Ее репертуар и сейчас
выглядит как «продвинутый»: Joy Division,
Happy Mondays, Sugarcubes. Ее директор, Гед-
рюс Климкявичус, стал «крестным отцом» еще
одной фирмы грамзаписи - «Фили», передав
«ноу-хау» тандему Тонких - Немцова. «Фили»
выпустили «Воскресенье», «Чайф», «Бригаду С»,
«Ноль», «Ва-Банкъ», обозначив начало регуляр-
ного издания «русского рока».
В этом же году появились: «АнТроп» Андрея Тро-
пилло, выпустившая бездну западных релизов
без лицензии (грабь награбленное!); «Элиен Ре-
корде» Бориса Зосимова (хард-н-хэви), «ТАУ-
Продукт» и несколько других, специализирую-
щихся на совковом мейнстриме.
Винил как формат начал умирать одновременно
с распадом СССР, принеся издателям огромные
убытки, когда невероятных размеров торговая
сеть магазинов «Мелодия» вместе с отгружен-
ным в них товаром превратилась в десятки коо-
перативов, в мгновение ока приватизировавших
магазины и не отвечающих по долгам «родите-
лей».
В 1992 году Клуб филофонистов при ДК Горбуно-
ва при поддержке неопределенного (для филофо-
нистов) капитала перерос в открытый рынок. В
1993 году в Екатеринбурге начал работать завод
по производству компакт-дисков, который ката-
лизировал переход издателей на новый, цифро-
вой носитель. Примечательно, что на компакт-
дисках первым стал издаваться именно рок-ре-
пертуар. В этом же году произошло другое стран-
ное событие - Gala Records подписала лицензи-
онный договор с мэйджором EMI. На тот момент
Gala очевидно не была лидером рынка, и данный
факт был весьма неожиданным. Никто не знал,
как и почему это случилось.
В 1994 году «Фирма грамзаписи Фили» подписа-
ла лицензионный договор с 4AD Records. В среде
меломанов на тот момент 4AD, выпускающая
Dead Сап Dance, Cocteau Twins и им подобных в
изысканном оформлении, была олицетворением
стильности. Войдя во вкус, «Фили» подписали
затем контракты с Mute Records и Beggars
Banquet. Так на рынке появились официальные
релизы Nick Cave And The Bad Seeds, Depeche
Mode, Prodigy.
В 1994 же году появились 1FP1 (International
Federation of Phonographic Industry), финансиру-
емая западным капиталом мэйджоров и поэтому
работоспособная и полезная до сих пор, и
PolyGram Russia.
1997 год «порадовал» открытием еще одного за-
вода по производству компакт-дисков, теперь в
подмосковном Зеленограде. При очевидной недо-
загрузке официальными тиражами мощностей
работающих екатеринбургского и московского
заводов открытие новых предприятий по произ-
водству CD иллюстрировало наглое инвестиро-
вание в пиратскую индустрию, которое продол-
жается до сих пор. На сегодня в России работает
около 20 заводов по производству компакт-дис-
ков суммарной мощностью более 120 млн. CD в
год, когда тиражи официальной продукции - все-
го около 8 (!) млн. CD (данные отчета IFPI за
1999 год). Учитывая, что многие новые заво-
дские мощности открываются при непосредст-
венном участии городских, нефтяных или прави-
тельственных структур, можно себе предста-
вить,
что
противостоит цивилизованной индуст-
рии грамзаписи. А в самой рекорд-индустрии за-
метны только большие капиталы Тернера-Бере-
зовского в Real Records. При соотношении заво-
ды/фирмы грамзаписи 20:1 и при незавидном
положении опального олигарха можно легко
предположить сценарий развития легальной ин-
дустрии в ближайшей перспективе.
В этом же, 1997 году произошло событие, по-
трясшее всю индустрию. В компании ЗеКо (Ки-
рилл Зеленое - Владимир Козлов) Рекорде был
убит один из совладельцев. В результате следст-
вия, продолжавшегося несколько лет, второй со-
учредитель оказался в тюрьме за заказ убийства
первого. Но я и многие мои коллеги до сих пор не
можем в это поверить. Это убийство вкупе со
смертью продюсера «Комбинации» и убийством
Талькова (в ссоре за порядок выступления на
концерте!) до сих пор окрашивают так называе-
мый шоу-бизнес в криминальные тона. Справед-
ливости ради надо отметить, что все вышеука-
занные события происходят в поп-стане, рокеры
уходят сами.
1998 год, грянул пресловутый кризис. К тому мо-
менту всем уже казалось, что вот еще немного и
Голливуд будет сосать. Цифры контрактов на
один альбом для больших артистов перевалили
за 100 тысяч долларов. Это были еще не миллио-
ны, но рост был такой, что до миллионов остава-
лось недолго.
..
Кризис обнажил несколько типичных ошибок
индустрии: жизнь не по средствам, с оборота, а
не с дохода, и слабость контрактов с артистами.
Самые большие падали громче других. Наиболее
яркий пример - компания «союз», безусловный
лидер рынка на тот момент. В ней топ- менедже-
ры вели не только артистов, но и финансы, в ре-
зультате чего «Союз» развалился, став заложни-
ком отсутствия в системе юридического меха-
низма персональной ответственности ведущих
менеджеров. Легко ушедшие из «Союза» Алена
Михайлова сейчас возглавляет «Реал Рекорде»,
а Максим Швачко - компанию «Никитин», кото-
рая, к слову, недавно «увела» у «Союза» каталог
Warner. К чести главы «Союза» Виталия Беляко-
ва, он восстановил фирму из пепла.
В 1999-м была образована вышеупомянутая «Ре-
ал Рекорде». Сложно переоценить факт инвести-
ций западного капитала не просто в российскую
экономику, а в музыкальную индустрию, где ос-
новными активами являются не недвижимость в
виде пиратских заводов, а интеллектуальная соб-
ственность в виде контрактов. Тед Тернер сейчас
открыто заявляет о существовании холдинга, в
который в числе прочих входит «Наше Радио».
Заметное участие ОРТ Константина Эрнста в
промоушне артистов «Реала» (очевидно, как реа-
лизация на телеканале доли Бориса Березовско-
го) делает сегодня «Реал» единственным «рус-
ским мейджором». Интересно, надолго? (Нет,
правда интересно.) Из фирм грамзаписи, близ*
ким к телевизионным структурам, наиболее за-
метной была ОРТ Рекорде, а жизнь ее оказалась
очень недолгой.
В этом же году произошло еще одно заметное
движение капитала, только уже в другую сторо-
ну, на запад. Алсу подписала контракт с
Universal Russia. In Oil We Trust.
Что же мы имеем на данный момент? Нетрудно
сделать вывод, что российский рынок грамзапи-
си будет развиваться аналогично западному. Он
будет в очень большой степени ориентирован на
новинки и продюсерские проекты. Готовьтесь,
будет еще больше блестящих стрелок виагры, а
Данко не вырвет свое сердце, чтобы осветить
путь людям. Это так же незыблемо, как клип На-
тальи Ветлицкой по РТР на ночь.
56
й
предыдущая страница 44 ОМ 2001 12 читать онлайн следующая страница 46 ОМ 2001 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст