Кот Носферату чуть не сшиб гроб - задел стол, подсек шаткую ножку, и гроб стре-
мительно поехал вперед, напугав священника. Кайдановский не хотел держать свеч-
ку и крест держать не хотел и выбрасывал, и только когда дали ему резной, памят-
ный, из сандалового дерева, согласился
66
уточнить в моих писульках, я стремительно на-
клонилась носом к бумаге у него в руках, чем и
вызвала эту преувеличенно-удивленную реак-
цию - любимый наигрыш, когда очки сползали
на кончик носа, а лоб собирался в складки. Тут
он поинтересовался, какое у меня зрение, и суро-
во приказал очки носить. Я, конечно, не стала.
..
YOUR FUNERAL.
..MY TRIAL
Т
от важный день моей жизни я запомнила
отрывочно благодаря температуре 39. Про-
стыла я, отважно бегая вместе со старос-
той ночью в легком пальто кошмарной зимой за
дополнительными бутылками водки для сокурс-
ников, которые при полученном вечером печаль-
ном известии сбились в кучу, словно стайка во-
робьев. Они сидели в общежитской комнате бла-
женной памяти 1003 («десять-ноль три»), плава-
ющей в дыму, вертели Arizona Dream нон-стоп,
страшно пили и не закусывали. Вид у всех был
испуганный. Вова Аркуша все время плакал, и
слезы у него стекали по небритым щекам.
Этим вечером староста курса Миша Трофименко
позвонил мне домой и сказал каким-то раздра-
женным голосом с претензией ко мне:
- Ася, Кайдановский умер!.
.
Я опешила, более всего от того, что предупреж-
дают меня об этом событии так бестактно. Воз-
можно, впрочем, что именно эта внезапность и
оголенность новости послужила смягчающим
фактором, подобно резкой мгновенной боли при
глубоком порезе с последующим сразу вслед за
этим бесчувствием. Такую большую новость не-
возможно было осмыслить сразу, потому она
упала в меня и еще несколько дней лежала, мед-
ленно растворяясь. Я слегла, поэтому в предва-
рительных организационных делах не участвова-
ла. Но на отпевание я поехала, чтобы иметь воз-
можность еще раз посмотреть на Кайдановского.
Почему-то я не допускала мысли, что можно бы-
ло бы оставить его так, чтобы его без меня зары-
ли, как будто мастер или вообще кто-то мог во
мне особенно нуждаться в этот день. Мне нужно
было видеть его во всех ипостасях, и сохранять
последнее впечатление как о живом я не хотела.
Служба была в церкви в Брюсовом переулке, ко-
торая почему-то облюбована для похоронных дел
«культурной» московской публикой. В церкви,
несмотря на раннее время, было темно - или в
глазах у меня было темно? - и очень много наро-
ду, взгляд выхватывал из толпы актеров со свеча-
ми в руках, рыдающую Друбич, Соловьева.
.. Ка-
залось, стоит обернуться - и увидишь кинокаме-
ру, установленную где-то за спиной или во мраке
под куполом. Впрочем, камеры-то как раз были -
снимали новостные каналы. С другой стороны -
что ж им, не плакать в угоду моим представлени-
ям?.
.
Мне был виден непонятный ракурс: торчащий
нос и дальше - горка цветов. Сквозь белую ру-
башку на груди Кайдановского просвечивали си-
ние буквы «Канн». Конфуз: мой сокурсник, армя-
нин Леван поджег свечкой спину какой-то важ-
ной дамы в норковой шубе и судорожно принял-
ся ее охлопывать.
Руки у мастера были синюшные, с потемневши-
ми у корней ногтями, лицо очень бледное, и на
губах запекшиеся светлые корки - а может, про-
сто неровно положили грим. И, конечно, этот
хрупкий, как осиные гнезда, венчик со славян-
ской вязью. Много раз я потом слышала страш-
ные рассказы, как пока тело стояло дома, из го-
ловы у него что-то подтекало, чуть ли не синего
цвета, якобы в морге плохо зашили после вскры-
тия. Поручиться не могу. А еще кот Носферату
чуть не сшиб гроб - задел стол, подсек шаткую
ножку, и гроб стремительно поехал вперед, напу-
гав священника. Кайдановский не хотел держать
N'59
II
ОМ // декабрь 2001
предыдущая страница 54 ОМ 2001 12 читать онлайн следующая страница 56 ОМ 2001 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст