72
Ь -С Р Ч Р =Т и "1Ь -М -<1=1
»— I
Звук: биение сердца.
Прохлада Азау напоминает о теплых вещах. Про-
тивостояние солнца и тени, где у всего свой за-
кон, по которому жара и холод лежат на расстоя-
нии шага. Узкая лестница в небо, билеты прода-
ют только парами: туда и обратно. А то захочешь
вернуться - чтобы не вернулся бесплатно. Мож-
но и абонемент на день: с небес на землю и обрат-
но, снова в заоблачные дали.
Вагончик фуникулера приносит на станцию все
свое хрупкое железо. У него одна рука - не то
что у нас. Раздвижные двери запирать не приня-
то. Так же, как и говорить о неудачах. Отправле-
ние. Даль уплывает в туманы. Внизу - гранитная
порода и мутный поток ледниковой реки. Ступив-
ший на эту землю знает наверняка, на что идет и
какова перспектива. Потому что стихия сломает
- или пощадит - по своему усмотрению - любо-
го. Она сильнее нас всех, и у нас ничего против.
Воздух сгущается в спасательную станцию. Уши
заложены, будто в самолете. Пахнет холодом. Из
широких окон видны коричневые скалы ущелья,
ведущего к перевалу Эхо войны. Лица серьезны.
Из вагона следующей очереди выходят амери-
канские альпинисты. Они двигаются, как космо-
навты. Их глаза светятся необычным светом. Ли-
ца и зрачки сожжены заоблачным солнцем. Смо-
трят так, будто только что раскрыли какой-то се-
консервы тепла и минимальных удобств. Вниз
большими шагами идет Саша Байдаев. Иностран-
ные альпинисты фотографируются на фоне Кав-
каза. Сноубордическое движение проходит за ан-
гаром. Кучка людей на разгоне к пирамиде. Люди
название которому не подобрать никогда, рушит-
ся себе на голову. К обеду на гору подтягиваются
те, кому захотелось поспать подольше. Неясные
привидения терскольских улиц находят вопло-
щения в сноубордистах. К вечеру поселок опять
наполнится шатающимися тенями в кедах и ка-
пюшонах.
На пути вниз вагончик разгоняется слишком
сильно. Стою у передней стенки и успеваю под-
ставить ногу. Удар. Вагон врезался в станцию.
Удар. Получаю страховочной лестницей по голо-
ве. Темно в глазах. Я за что-то наказан?
Звук: высокогорная тишина.
Снег утрамбован ветрами. Солнечный свет при-
обретает медовую тяжесть. Ратрак уходит вниз,
оставив двадцать человек у скал Пастухова на
высоте 4800. Будь земля плоской, удалось бы на
западе разглядеть Монблан.
Тишина получает самодостаточность звука. Она
шумит и отзывается эхом. Дорога вниз теряется
в облаке. Синяя глубина ясно напоминает купол.
Холод проникает в легкие. Куски облаков про-
плывают мимо. «Белокрылые лошадки» - «Точ-
но-точно». Низами, эльбрусский спасатель, гово-
рит о том, что слева можно налететь на леднико-
вые трещины, что неделю назад четверо альпини-
На пути вниз вагончик разгоняется слишком сильно. Стою у передней стенки и успе-
ваю подставить ногу. Удар. Вагон врезался в станцию. Удар. Получаю страховочной
лестницей по голове
крет.
Снег лежит желтыми языками. Вдали вижу пер-
вых сноубордистов - двое сползают по льду на
задних кантах. Хрупкие существа. Вагон выплы-
вает за облака. Следующая очередь - кресла. От-
кидываюсь на спинку и смотрю в синеву. Она,
как всегда, приближается. Здесь не летают само-
леты и не работает мобильная связь. Позади из-
гибается ущелье Баксана, залитое серой тучей.
Соскакиваю на снег. Гарабаши, 3800. Сто мет-
ров, и над ангаром появляется восточная верши-
на Эльбруса. Так далека. Бела, как сахар.
Дворик между бочек. Бочки - это высокогорные
вдоль ангара. У них праздник. Музыка побужда-
ет к первобытным танцам. Отхожу в сторону и
погружаюсь в пейзаж, который не проходит
внутрь, оставаясь непрожеванным куском снару-
жи. Голова тонет в колодце впечатлений. Закры-
тые глаза не перестают видеть. Мир крутится во-
ронкой.
Возвращаюсь в лагерь. Акробат вылетает в солн-
це. Кучка людей у разгона к пирамиде. Другая,
побольше, на снежных завалах вдоль ангара.
Большинство не катается. На перегибе возводят
биг-эйр. Делаю из доски скамейку, сажусь на-
блюдать. Никита Потапов, закрутив вращение,
стов ушли под снег на двадцать пять метров. Он
становится на доску и соскальзывает в туман.
Застегиваюсь в крепежи. Многодневное действо
интуитивно находит свою кульминацию в обла-
ках на обветренном снегу скалистого перегиба и
в обледеневшей доске, главном поводе для всех
этих бесподобных чудес. Предчувствие скорости
отзывается в нёбе. Все сильные впечатления
предсказываются заранее - вкус лимона ощутим
и при одном только взгляде. Все сильные впечат-
ления заранее отзываются в уме своим вкусом.
Траверзом сползаю по фирну. Отпускаю доску, и
она быстро набирает скорость. Я ловлю тот пре-
N‘ 5 9
II
ОМ //декабрь 2001
предыдущая страница 59 ОМ 2001 12 читать онлайн следующая страница 61 ОМ 2001 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст