^ о У Ё в э и с н
> 000 СМ ВЕмшиино
>1,1 и 1иП
I
$
і
В е г І і п е г
лаііігіісії іт
І
Г"
1. Плакаты с обещанием 10 тыс. марок тому, кто поможет в задержании Ульрики Майнхоф.
2. Демонстрация перед стенами тюрьмы, в которой содержались основатели РАР
случай расплеваться с прежней жизнью. Бааде-
ра, который как раз меньше всех прятался, пой-
мали вторично и приговорили к трем годам.
Майнхоф рекламировала героя в студенческих
газетах. Другой будущий террорист Хорст Ма-
лер, известный адвокат, возглавил его защиту.
Просидел Андреас не больше месяца. Так реши-
ли его товарищи: «Мы должны любыми способа-
ми вытягивать своих, чтобы было, когда мы ся-
дем, кому вытягивать нас».
94
Новое немецкое подполье:
действующие лица
П
о легенде Баадеру и Гудрун часто прихо-
дилось изображать семейную пару- до
сих спорят о том, был ли у них секс на са-
мом деле. Но это не важно, потому что в их кру-
гу идеологическая близость была важнее баналь-
ного секса. В любом случае они были первой па-
рой нового немецкого подполья. Если он гово-
рил: «Трахаться и стрелять для меня одно и то
же», она тут же переводила на философский:
«Антиимпериалистическая борьба и сексуальное
освобождение не обойдутся друг без друга». На
редких фото того периода она нежно опирается
на его плечо, а он ехидно смотрит на нее сквозь
кругленькие темные очки.
Энсслин звала его
«детка», а он ее, как и других женщин, - «п.
..да»,
все книжки Андреас называл «книжонками»,
кроме «Учебника городского партизана» Мари-
геллы, сборника практических советов для под-
рывников, снайперов и похитителей любых
взглядов. Стройный и высоколобый, с выдвину-
той вперед от природы челюстью, мотоциклист и
зовал как для блага группы, так и в личных це-
лях. В 18 лет бежал из дома и переехал без ко-
пейки из Мюнхена в Берлин, жил как альфонс на
деньги богемных дамочек, находивших его
«стильным». Если и появлялся на политических
тусовках, то откровенно скучал, а когда к нему
обращались, цедил сквозь зубы что-нибудь эф-
фектное: «Тем, у кого нет собственности, остает-
ся делать историю» или «Нужно принести себя в
жертву революции». К террору перешел в 27.
Главный герой «Забрийски пойнт» Антониони -
наиболее близкий к нему кинотипаж.
Гудрун была совсем иной породы. Ее прямой пре-
док Гегель, о чем она любила напоминать, отец -
церковный пастор и художник. В подростковом
возрасте девочка была религиозна до истерики.
Изучала в университете языкознание, филосо-
фию и социологию, вышла замуж за модного пи-
сателя Веспера. В момент перехода к террору ей
не было тридцати, она работала над докторской
диссертацией. Клеша, длинные волосы, челка и
модная кожанка. Любовь к дорогим бутикам, в
одном из которых ее в конце концов и арестуют.
Такой союз потом будет назван «ЯАГообразую-
щим»: склонные к пижонству мальчики, воспи-
танные без отцов, и начитанные девочки с глубо-
ким комплексом несостоявшихся монахинь и
миссионерок идеально дополняют друг друга в
нелегальной группе, для которой любимым спо-
собом общения с миром становится насилие.
Сыном вдовы, воспитанным многочисленными
тетками, был еще один основатель ДАБ Ян-Карл
Распе. Первый его самостоятельный поступок -
побег через стену из Восточного Берлина в За-
возглавила «Комитет против ядерной смерти» и,
выйдя замуж за известного журналиста-разобла-
чителя Клауса Релля, родила ему двойняшек. Те-
перь в их доме паслись шумные экологи и паци-
фисты. Никто не удивлялся такой активности,
ведь Майнхоф происходила из семьи потомст-
венных интеллектуалов, художников и литерато-
ров, самый известный из которых - великий
Фридрих Гельдерлин. К началу 60-х Ульрика вхо-
дила в десятку лучших журналистов ФРГ. К тер-
рору перешла, когда ей было едва за тридцать.
Несколько особняком среди них смотрится
Хорст Малер - огромный бородатый юрист и
эротоман, который громко хохотал в лицо това-
рищам, если те обвиняли его в излишней склон-
ности к сексу. Он вовлек в террор множество
своих друзей - адвокатов, доказывая им, что ни-
какой справедливости по закону не добьешься.
Единственный из «первого набора», кто сегодня
остался в живых, отсидев полагающиеся сроки.
Серп,
м о л о т
и «Калаш ников»
И
з тюрьмы Баадера часто конвоировали в
библиотеку, где он встречался с Ульри-
кой и вместе с ней «работал над книгой о
проблемах трудных подростков» - на самом деле
готовился побег. С заключенного сняли наруч-
ники, Ульрика спросила охранников, есть ли у
них жены и дети, и явно расстроилась, услышав
утвердительный ответ. В этот момент она сохра-
нила им жизнь. Заключенный и журналистка се-
ли за стол, закурили, стали рыться в картотеке.
Две девушки ждали за дверью, когда освободит-
Если Баадер говорил: «Трахаться и стрелять для меня одно и то же», Гудрун т у т же
переводила на философский: "Антиимпериалистическая борьба и сексуальное освобо-
ждение не обойдутся друг без друга».
бабник Баадер притягивал Гудрун немногослов-
ностью,
врожденной криминальностью и арти-
стизмом. Он был единственным, кто выбеливал
перекисью волосы, клеил усы и вообще менял
внешность с явным удовольствием, а не просто
для конспирации. Воспитывали его исключи-
тельно женщины, отец погиб на Восточном фрон-
те, поэтому он видел их насквозь и легко исполь-
падный, сразу - и от теток и от ГДР.
Ульрику Майнхоф всю жизнь преследовала
мысль стать монахиней, особенно под впечатле-
нием гипнотической готики Мюнстера, где она
изучала психологию, педагогику и историю ис-
кусств. Она даже состояла в религиозном орде-
не «Братство святого Михаила». Но вместо того
чтобы спрятаться за монастырскими стенами.
ся читальный зал. Они-то и впустили сюда кло-
уна с зеленым лицом и двумя пистолетами. Кло-
ун стрелял с двух рук и ранил библиотекаря,
один пистолет был газовый, второй - боевой.
Две «читательницы» палили газом в лицо охране
и, матерясь, уложили ее на пол. Последней поя-
вилась Гудрун в рыжем парике и с карабином.
Охрана стреляла с пола вслепую - пули попали
N'59
IIШ
//декабрь 2001
предыдущая страница 78 ОМ 2001 12 читать онлайн следующая страница 80 ОМ 2001 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст