ни, объявили голодовку. Продержавшись без пи-
щи 83 дня, умер Хольгер Майнц - студент инсти-
тута кинематографии.
На следующий день председатель верховного су-
да Западного Берлина Дренкман увидел у себя на
пороге двух миловидных девушек. Ничего не по-
нимая, он улыбнулся. Одна протянула ему букет
красных роз, а вторая изрешетила судью пулями.
9 мая 76-го Майнхоф нашли повешенной в каме-
ре. С самого начала пресса догадывалась, что это
не самоубийство, а тайная казнь, тем более что
ее похоронили в церковной ограде, что вообще-то
строжайше запрещено для самоубийц. На похо-
роны пришли четыре тысячи студентов, одевших
в знак солидарности черные маски, они несли
траурную ленту с эмблемой ДАБ и словами «то-
варищ Ульрика, революция отомстит за тебя».
Многие из них, как выяснилось позже, действи-
тельно примкнули к «герильерос».
Смерть Ульрики стала сигналом. Оставшиеся на
свободе поклонники и поклонницы Малера «рас-
ширили фронт».
В 77-м ИАБ приговаривает и
казнит генпрокурора ФРГ, президента «Дрезде-
нер-банка», председателя союза немецких про-
мышленников и бывшего эсэсовца Шляйера,
вместе с которым гибнут трое охранников-про-
фессионалов. Всем кажется, что ДАБ и их пули
действительно повсюду. Неуязвимых нет. Фильм
Маргаретт фон Тротты, снятый об этом, называ-
ется «Свинцовые времена». Кульминация драмы:
«красноармейский» угон пассажирского самоле-
та в Могадишо с требованием обменять заложни-
ков на Баадера и остальных. Немецкий спецназ
штурмует лайнер и «нейтрализует» угонщиков.
На следующий день в камерах тюрьмы
Штам-
хайм найдены трупы Баадера, Гудрун и Распе. На
подошвах Баадера независимые эксперты, кото-
рых власти до последнего не подпускали к телам,
нашли песок, идентичный песку Могадишо. В
строго охраняемых камерах откуда-то взялось
оружие и радиоприемники. Как и Ульрику, их де-
монстративно хоронят в церковной черте. Теперь
уже никто не верит версии о дружном самоубий-
стве. Система дала понять, что с теми, кто объя-
вил ей войну, она готова разбираться по прави-
лам военного времени, так же игнорируя закон-
ность, как это делают террористы. Так ушла в не-
1. Фотография похищенного рафовцами предсе-
дателя Союза работодателей Ганса-Мартина
Шлейера. присланная ими в редакцию одной из
франкфуртских газет.
2. Единственный из оставшихся в живых осно-
вателей РАБ - адвокат Хорст Малер (слева),
только что вышедший из тюрьмы.
3. Демонстрация в Западном Берлине после ги-
бели Ульрики Майнхоф. На плакатах написано:
сегодня Ульрика, кто завтра?
ших натовским контингентом в Европе, директора
«Сименс» и «Дойче Банка», высокие полицейские
чины, бизнесмены и промышленники. Последнего
приговоренного, приватизатора восточных земель
в уже объединенной Германии, Ровендера разо-
рвало ракетой в 93-м.
Официально РАБ сложили оружие в том же году,
сровняв с землей пустое здание новенькой тюрь-
мы Кнаст-Нойбау, подчеркнув так свою «освобо-
дительную» миссию: начинали, мол, тоже с вы-
зволения товарища из тюрьмы. Многие из них,
например супруги Барбара и Людвиг Майер, до
сих пор в международном розыске. Те, кому не
хватило 23
свинцовых лет, взяли себе новые
имена - «Революционные ячейки» и «Класс про-
тив класса», навсегда оставив три красные бук-
вы для учебников истории. Финальный аккорд -
задержание ветерана РАБ Вольфганга Грамса и
Хорст Малер: «Мы создали дополнительный спо-
соб контроля за властью - страх перед бомбой»,
очевидно другое - РАБ создавался для себя, а не
для какого-то там «народа», который они называ-
ли «толпой зомби» или «тупыми статистами сис-
темы». Они ощущали себя как орден, как инопла-
нетный десант в космическом захолустье, насе-
ленном «рыночными питекантропами», и все
больше упивались сладким и опасным чувством
избранности. Они везде были чужими, даже в
партизанской Палестине, и им оставалось леле-
ять ту изначальную «заброшенность», которую
Хайдеггер считал главным чувством, отличаю-
щим человека от животных. В последнем фильме
Что бы террористы ни говорили, РАР создавался для себя, а не для какого-то там
«народа», который они называли «толпой зомби». Они ощущали себя как орден, как
инопланетный десант в космическом захолустье,
населенном «рыночными питекан-
у'
тропами»
бытие четверка основателей РАБ, став для запад-
ных леваков кем-то вроде мифических героев
прошлого, богов подполья.
Легенда оказалась настолько сильной, что все но-
вые и новые группы под «раскрученной» маркой
РАБ продолжали войну: в знак мщения государст-
ву и капиталу каждый год приговаривались новые
жертвы. В 80-х Европа учила новые имена аресто-
ванных террористов, как две капли воды похожих
на своих предтеч - Кристиан Клар, Бригит Мон-
хаупт, Иоханнес Тимме - тот же «ЯАГообразую-
щий тип» гуманитарных девочек с завышенными
претензиями и диких мальчиков с комплексом ки-
нозвезд, плюс юристы, уставшие от крысиной воз-
ни в бумагах. Самые известные из убитых ими -
несколько американских генералов, командовав-
его подруги Биргит, застреливших инспектора
антитеррористической бригады. Биргит пишет в
тюрьме мемуары с гарантированно высоким го-
нораром, деньги обещает потратить на нужды не-
мецких политических заключенных.
Революция для себя
В
своем фильме «Германская осень» Шлен-
дорф сравнивал Гудрун Энсслин с Антиго-
ной, героиней греческого мифа, добро-
вольно идущей на совершенно необязательную
смерть. Чаще люди приходят в ужас, реже - в
восторг, сталкиваясь с чем-то абсолютно непо-
нятным. Биографии Ульрики и Гудрун, как и мно-
гих других ДАГовцев, необъяснимы с привычной
точки зрения. И сколько бы ни говорил сегодня
Шлендорфа «Легенды Риты» это доведено до схе-
мы. В ФРГ - ад, в ГДР - тусклая пародия на уто-
пию, и когда они сливаются, «герильерос» оста-
ется только погибнуть на исчезающей границе.
Фильм, кстати, консультировался одной из отси-
девших участниц многих ДАГовских дел.
Конечно, их целью было не воплощение утопии,
но сама борьба, конфликт, джихад, превратив-
шийся в смысл жизни, а марксизм - это просто
язык, который красиво все оправдывал. «Пере-
стать стрелять значит предать себя и снова стать
животным» - фраза из дневника «красноармей-
ца», застреленного при задержании. Есть вечные
сюжеты, в которых герой с самого начала обре-
чен, и все зрители, собравшиеся на спектакль, об
этом прекрасно знают. ■
N'59//ОМ//декабрь 2001
предыдущая страница 81 ОМ 2001 12 читать онлайн следующая страница 83 ОМ 2001 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст