рова пополнилась очередной штатной единицей.
Выпускнику театрального института Боярскому
предстояло проявить себя на одной сцене со звез-
дами: Петренко. Фрейндлих, Равикович.
«Я отучился в институте пять лет и ничему не на-
учился. Мне рассказывали, как нужно плавать,
но я еще не плавал. В Театре им. Ленсовета я по-
пытался по-собачьи доплыть до берега. Сначала я
был введен в «Трехгрошовую оперу», и вся труп-
па поворачивалась на ту реплику, которую я дол-
жен был спеть из хора - две строчки всего. Все
обернулись - Алиса, Петренко, все - что там из
себя представляет этот молодой, волосатый, сын
Боярского? - я спел не помню как: сухой рот, не-
ворочающийся язык, но - спел!»
М
ы пересеклись на полтора часа, кото-
рые он сумел выкроить в предновогод-
ней лихорадке. «Вот смотрите сами, -
развернул расчерченный на квадраты календар-
ный план, - спектакль, концерт, съемки у Дибро-
ва, юбилей Дурова.
.. и - елки! Как у каждого нор-
мального артиста». Пока едем в такси, водитель
которого, едва увидев живого Боярского, резко
притих и выключил радио «Шансон», рассказы-
вает, что только вчера прилетел из Гонконга.
«Как, - спрашиваю, - прошла поездка?». «Пло-
хо. Ваши, московские, гуляли. Не нравятся мне
МБ: Работа была в удовольствие. Даже работой
это назвать нельзя. Так сложилось все на «Трех
мушкетерах»: и литературный материал, и арти-
сты, и съемки, которые проходили в самом хлебо-
сольном месте - во Львове, и Одесса, которая
всегда была невероятно гостеприимна, и люди
снимались бесплатно в массовке, просто чтобы
участвовать.
.. Атмосфера было потрясающе дру-
желюбной, можно было не ходить в гостиницу
или к тебе в гостиницу мог прийти кто угодно,
лечь на полу и спать - просто знакомые, или ми-
лиционеры, или иностранцы, или люди с пляжа.
..
в общем - атмосфера Праздника. Это вовсе не
значит, что мы лыка не вязали и входили в кадр в
таком виде. Но если бы мы жили в монастыре и с
утра к нам приходил бы Станиславский и репети-
ровал бы до ночи - фильм получился бы хуже.
СЧ: Там действительно потрясающая атмо-
сфера,
которую невозможно достичь од-
ной суммой компонентов. Что-то еще, ка-
кое-то бытовое волшебство.
..
МБ: На мой взгляд, это - удивительно тонкая
музыка Дунаевского. Мы это не осознаем до
конца, но она настраивает всех безупречно.
Попробуйте-ка убрать оттуда музыку?
СЧ: Все это: и режиссер, и актеры, и музыка
Дунаевского были и в продолжении, а того
События, каким был первый фильм, уже не
Х о т и м п о з д р а в и т ь н а ш и х ж е н щ и н : п р и д у м а л и и с т о р и ю , к о г д а
м и м о с т о л о в с д и к о й с к о р о с т ь ю п р о н о с я т с я д в а г о л ы х
ч е л о в е к а и н и к т о н и ч е г о н е у с п е в а е т п о н я т ь
6 8
такие, корпоративные вечеринки». Резонный во-
прос: «Зачем тогда соглашаетесь?» прозвучал бы
риторически. В предвкушении Нового года хо-
чется говорить о главном, о счастье, и я не делаю
никаких переходов.
СЧ: А какой отрезок вашей жизни вы вспо-
минаете как абсолютно счастливый?
МБ: Начиная где-то с 75-го года, после армии. Я
закончил театральный институт и пришел в те-
атр. Я не успевал даже подумать ни о чем. У меня
было тридцать шесть спектаклей в месяц, два-три
фильма в год.
.. После каждого спектакля был бан-
кет, после каждого банкета - капустник, после
капустника к кому-нибудь домой ездили, оттяги-
вались по полной программе, и любили друг дру-
га, и пели, и смеялись до утра, и рассуждали о те-
атре. А утром опять репетиция, и снова - само-
лет, телевидение, съемка, спектакль.
.. Было ог-
ромное количество сил физических, можно было
поспать час - и ты в форме. Огромное количество
прекрасных людей встречалось на пути - Петрен-
ко, Табаков, Фрейндлих, Гурченко, Неелова, Еф-
ремов. Это был мир чудесных людей, который я
пожирал жадно. Потом часть людей ушли из жиз-
ни вообще, у многих изменилось отношение к
этой жизни. Возник главный идеал - деньги, ко-
торых раньше никогда не было и мы знали, что
никогда и не будет. Вот в чем счастье.
..
СЧ: Но вам всего при этом хватало. Был та-
кой маленький коммунизм?
МБ: Да. Мне всегда всего хватало.
СЧ: Когда смотришь «мушкетеров», появ-
ляется
ощущение, что вся съемочная
группа пребывает в очень счастливом и
гармоничном состоянии. И это выплески-
вается через экран.
..
вышло.
МБ: Не только по нашей вине, у Дюма продолже-
ния тоже менее интересны. А потом еще был тре-
тий фильм. Думаем, может, в этот раз реабилити-
руемся хоть как-то, может, более подробно драку
поставить, более чувственно любовную сцену и
- опять неудача! Теперь уже четвертый фильм
обсуждается.
СЧ: ?!
МБ: Они ведь у Дюма все погибают. Так что есть
шанс еще на одну серию, где они все героически
уходят из жизни. Такие задумки были, не далее
как три года назад мы это обсуждали. Правда, у
нас есть разногласия с Хилькевичем, который
считает, что нужно ставить фильм о том, как
мушкетеры находятся на том свете.
.. я предпочи-
таю более земные темы.
СЧ: Для большинства людей в нашей стране
вы в первую очередь д’Артаньян. А для ко-
го-то —
только д’Артаньян. Нет ли у других
ваших сценических и экранных образов
ревности к этому выскочке, формировавше-
му народное сознание?
МБ: Посмотрите вокруг - так много артистов, у
которых за всю жизнь не случилось хотя бы од- <
ного главного образа. Так что это счастье, что у §
меня он есть.
*
В «Мушкетерах» его вначале прочили на роль §
Рошфора, чем все закончилось - известно. И, б
как знать, попал бы он в кастинг к Хилькевичу, §
если б годом раньше не надел шляпу, плащ и об- §
раз романтического влюбленного в фильме Яна <
Фрида «Собака на сене». А ведь Фрид уже утвер- |
дил его на роль Рикардо, которую затем с бле- §
ском исполнил Караченцов. Впрочем, и во время °
съемок «Собаки на сене» судьба Боярского - Те- §
№61 // ОМ//март 2002
предыдущая страница 57 ОМ 2002 03 читать онлайн следующая страница 59 ОМ 2002 03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст