ЗНАЧЕНИЕ ЭТОГО КОРОТКОГО И ЯРКОГО ПЕРИОДА ТРУДНО ПЕРЕОЦЕНИТЬ. ВРЕМЯ, КОГДА
РУССКИЙ РОК-Н-РОЛЛ ДОСТИГ СВОЕГО ВЫСОЧАЙШЕГО ПИКА И ПО-НАСТОЯЩЕМУ ВЛАДЕЛ
УМАМИ ЛЮДЕЙ, МОЖНО СРАВНИТЬ ТОЛЬКО С КОНЦОМ БУРНЫХ ШЕСТИДЕСЯТЫХ В АНГЛО-
АМЕРИКАНСКОЙ МУЗЫКЕ. ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ ЗОЛОТОЙ ЭПОХИ РУССКОГО РОКА В ВЕРСИИ
АЛЕКСАНДРА КУШНИРА
I
Red Wove. 4 Underground
bonds from the USSR (1986)
red
mm
UNDBffiROUND BANDS
USSR
4
THE
Остап Бендер был тысячу раз прав, когда охмурял представителей нэпа те-
зисами о том, что «Запад нам поможет». Это крылатое высказывание оказы-
валось универсальным для России всех времен - даже в рок-н-ролле пере-
стройка пришла к нам не без помощи Запада.
1986 год. Уже состоялся апрельский пленум, но еще не печатают Солжени-
цына. «Аквариум» обвиняют в «глумлении над простым советским наро-
дом», а в Москве силами милиции продолжают «винтить» подпольные рок-
концерты. В этот переломный момент на калифорнийской фирме Big Time
Records вышел десятитысячным тиражом двойной альбом «Red Wave» с ве-
дущими группами Ленинградского рок-клуба. Каждая из сторон двух пла-
стинок представляла группу: «Аквариум», «Кино», «Алиса», «Странные иг-
ры». Записи были сделаны полуконспиративным образом в студии Андрея
Тропилло - ленинградского Джорджа Мартина, выставившего фирменный
«питерский» саунд большинству тамошних рок-групп. На Запад пленки бы-
ли перевезены нелегальным образом Джоанной Стингрей - энергичной доч-
кой преуспевающего калифорнийского бизнесмена. Несколько сотен копий
Red Wave предприимчивая Джоанна (к слову, будущая жена Юрия Каспа-
ряна из «Кино») контрабандным образом привезла в Союз. Часть альбомов
попала по адресу, часть - в официальные инстанции.
Произошло это летом 86-го года - как поется в популярной советской пес-
не, за полчаса до весны. Последствия не заставили себя ждать. У Стингрей
начались проблемы с визами, против нее был сфабрикован поток «обличи-
тельных» статей - в частности, зубодробительный текст в «Огоньке» назы-
вался не иначе как «Эти доброжелательные меценаты». Но благодаря шуми-
хе вокруг «Красной волны» о запрещенном ранее властями советском роке
заговорили «наверху» - начиная от кабинетов Министерства культуры и за-
канчивая кремлевскими апартаментами Горбачева. Заговорили в конструк-
тивном ключе - как о не решенной в контексте перестройки «молодежной
проблеме».
«Когда Джоанна выпустила
«Красную волну» в Америке, на нас обра-
тила внимание фирма «Мелодия»,
- вспоминает Борис Гребенщиков. -
Во-первых, из-за популярности диска на Западе. Во-вторых, из-за пере-
стройки - они захотели заработать деньги».
«Красная волна» пробила брешь в «стене советской ментальности» и инфор-
мационной блокады. Не прошло и года, как по всей стране стали продавать-
ся альбомы советских подпольных рок-групп. Вначале это были миньоны
(«Аквариум», «Кино», «Алиса»), затем - диски-гиганты. Альбомы пользова-
лись нереальным спросом и вмиг стали очередным советским дефицитом.
Если в магазинах появлялись диски подпольных рок-групп, они моменталь-
но сметались с прилавков. Ими спекулировали, их лелеяли, ими гордились.
Общеизвестно, что первая виниловая пластинка «Аквариума» (компиляция
альбомов «День Сентября» и «Дети Декабря») вышла на «Мелодии» тира-
жом около двух миллионов дисков - почти как у Джанет Джексон в лучшие
времена. Никто из музыкантов «Аквариума» денег за пластинку не получил.
№ 61 // ОМ // март 2002
предыдущая страница 60 ОМ 2002 03 читать онлайн следующая страница 62 ОМ 2002 03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст