барометр
... / книги
Алексей Цветков, за исключением специально указанных
Пляс под гексогеном
Александр Проханов
АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ ГОСПОДИН
ГЕКСОГЕН (М.: Асі Магдіпет, 2002)
Модное издательство, исследующее ру-
бежи допустимого, издало новый роман
духовного отца вечной оппозиции в яв-
ном расчете на какой-никакой скандал.
Но интереснее говорить не о сопутствую-
щем «пиаре», а о самой книге.
Стиль Проханова цветист, словно жес-
товский поднос или коллекция редких
бабочек, которую Александр Андреевич
всю жизнь собирает, а местами сенти-
ментален, как ростовская финифть. Про-
за трепещет, доходя порой до умильной
слезливости, и всякий предмет, пойман-
ный прохановским зрением, во что бы то
ни стало стремится превратиться в сим-
вол, а то и в несколько подряд. Автор
«Гексогена» явно рассчитывает на пря-
мые сопоставления между героями и
конкретными персонами нашей жизни.
Но чтобы получить от романа литератур-
ное удовольствие, лучше как раз от-
влечься от актуальности и воспринимать
этих «истуканов», «премьеров», «проку-
роров», «кукольников», «астросов» и
«зарецких» как персонажей современной
русской, малость жутковатой, сказки.
Слишком явные намеки затем ведь и де-
лаются, чтобы искушенный читатель их
игнорировал.
Как и водится в сказке, тут есть непри-
каянный герой-правдоискатель, окру-
женный могущественными чародеями-
конспирологами, честными ратниками,
мудрыми юродивыми, хвастливыми и
развращенными богачами, хорошими и
плохими попами, иноземцами, раскаяв-
шимися блудницами, безгрешными деть-
ми и т.п. Есть воспоминания о заморских
странствиях и эротичной чернокожей чу-
жеземке, сменяемые ностальгией по
псковской красавице-певунье. Говорят
все эти условные фигуры одним и тем
же языком, без личных речевых особен-
ностей, как в гомеровском эпосе или
пьесе эпохи классицизма. Хороший тай-
ный орден сражается во имя спасения
Красной Империи и отгоняет змия от
мавзолея, подобно героям Толкиена, не
щадящими себя ради родного Средизе-
мья. Нехороший орден, вооруженный
мрачным планом «Суахили», проклады-
вает змию прямую дорогу по костям не-
винных. Главная дуэль состоится за душу
царевича, которому пора на престол. По-
лагающийся сказке конец с воцарением
подлинного царевича и посрамлением
всех чуд и юд. в последнем абзаце эпи-
лога превращается в тревожно зияющий
знак вопроса в пустой кабине пилота. Ес-
ли так заканчивают, например, амери-
канский фильм, значит скоро нужно
ждать продолжения.
• • • • •
Тайный орден сражается во имя спасения
Красной Империи и отгоняет змия от
мавзолея, подобно героям Толкиена
ТОМ СТОППАРД ТРАВЕСТИ
(М.: Иностранка/Б.С.Г.-ПРЕСС, 2002)
Стоппард сегодня один из самых «играе-
мых» по всему миру британских драматур-
гов, т. е. вплотную приближается к статусу
живого классика. Наверное, он давно знал,
что так выйдет, и потому столь смело
вторгся в шекспировский текст, сделав сво-
ими героями гамлетовских друзей Розен-
кранца и Гиль-
денстерна, ве-
дущих беско-
нечный фило-
софский диалог
на фоне все бо-
лее абсурдист-
ских ситуаций,
вырезанных из
шекспировской
драмы. «Траве-
сти» - трагико-
мический фарс, сталкивающий господ и то-
варищей: Джойса, Ленина, Крупскую и Три-
стана Тцару, которые действительно одно-
временно находились в Цюрихе в 17-м го-
ду, жили рядом, ходили в одну библиотеку
и запросто могли встречаться. Однако все
они путаются в неверной памяти консуль-
ского чиновника Карра, сочиняющего о том
времени мемуары. Помимо общего удо-
вольствия, из пьесы узнаешь, что Ленин не
видел разницы между «надеть» и «одеть»,
а на стр. 223 радостно обнаруживаешь те
самые реплики о румынах и болгарах, кото-
рыми обмениваются певица Салтыкова и
Старший Брат в балабановском «Б2». В
сборник входят еще два удачных сцениче-
ских опыта: «Отражения» и «День и ночь»,
но все-таки пьесы приятнее не читать,
а смотреть.
• • • • •
ИЛЬЯ СТОГОВ ПЕПЕЛ ИМПЕРИЙ
(СПб.: Амфора, 2002)
Сей исторический труд, принадлежащий
перу хроникера питерского дна и певца
подпольной России, вызывает даже при
очень доброжелательном отношении как
минимум легкое недоумение. Разумеется,
поэт в России - больше, чем поэт, и даже
космический корабль у нас придумал
школьный учитель, но.
.. Судите сами: бег-
ло пересказав языком, позаимствованным
у пассионария Гумилева, всеобщую исто-
рию в объеме программы средней школы,
Стогов приходит к потрясающему своей
новизной выводу - оказывается, все исто-
рические события повторяются! К тому же
с определенной периодичностью (1500
лет)! Причем до выхода книги «Пепел им-
перий» слепое человечество упорно всего
этого не замечало. Увы, написав эту книгу,
Илья Стогов вступил в малопочтенный клуб
изобретателей
велосипеда.
Исторической
науке известны
десятки и сотни
таких «вычис-
лителей», на-
чиная с Джам-
батисты Вико -
автора теории
исторических
циклов, жив-
шего аж триста
лет тому назад.
А список авторов подобных теорий за один
только XX век займет целиком журнальную
полосу. Да и народы мира в своей мифо-
логии, начиная с древних индейцев майя и
безвестных авторов Вед, приходили к очень
похожим выводам независимо от г-на Сто-
гова. Звание модного автора еще не дает
права писать обо всем на свете, к тому же
создателю «Мачо не плачут» лучше всего
удается повествовать о событиях, в которых
он лично принимал участие. Вот если бы он
рассказал нам, как бухал с Калигулой.
..
• • • • •
Илья Кормильцев
I горан Петрович
осада церкви Сбяпюю О ш а
ГОРАН ПЕТРОВИЧ ОСАДА ЦЕРКВИ
СВЯТОГО СПАСА (СПб.: Амфора. 2001)
Девять ангельских чинов и сорок поми-
нальных дней, делящие роман, все равно
его не спасают. Все, что у Милорада Пави-
ча может затянуть и увлечь, у его собрата
по языку и перу скорее смешит или раз-
дражает. Надуманные связи между разны-
ми пышностями, древностями и бесконеч-
ными чудесами. Шапки из рычащих живых
рысей: многозначительные поговорки, ис-
кусственные как пластмассовые цветы на
могиле; волшебные тени: дети, растущие
только во сне;
одержимые
своим ремес-
лом невменяе-
мые зодчие и
много тому по-
добного - пе-
ресыпаются
случайными
стекляшками в
детском калей-
доскопе, быст-
ро утомляющем
глаз. Впечатле-
ние такое, буд-
то Петрович не хочет работать под Пави-
ча, но некая демоническая сила его на-
сильно заставляет писать про то же самое
и теми же приемами, а сам он парень по-
проще, и в результате мы имеем не то не-
уклюжий закос, не то слишком длинный
шарж. Если, впрочем, «Хазарский сло-
варь» вам представлялся слишком вычур-
ным и путанным, то «Осада», наверное,
как раз для вас. Новый сербский визионер
стремительно входит в моду.
• • • • •
АЛЕКСЕЙ ПЛУЦЕР-САРНО БОЛЬШОЙ
СЛОВАРЬ МАТА: ТОМ ПЕРВЫЙ
(СПб.: Лимбус-Пресс, 2002)
Свершилось! Нет, нет, разумеется, за де-
сять лет, прошедших с тех пор, когда ма-
териться стало можно не только в устном,
но и в печатном виде, вышло уже немало
изданий, пытавшихся построить по алфа-
виту буйную вольницу матерщины. Но это
издание - первое подлинно научное и по
содержанию, и по форме, начиная от
вступительной статьи и кончая коммента-
рием. «Ладно, - скажете вы, - а нам-то,
кто не филологи, какое дело? Мы и без
словаря как-нибудь справимся». Огром-
ное заблуждение! Во-первых, достаточно
открыть словарь Плуцера-Сарно, чтобы
увидеть, как скуден и убог ваш личный
«
30
ОМ 63/05/2002
предыдущая страница 23 ОМ 2002 05 читать онлайн следующая страница 25 ОМ 2002 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст