Культовые заключенные, так или иначе попав-
шие в узилище за политику, есть в большинст-
ве цивилизованных стран. Лимонова уместно
сравнивать с гражданами США: краснокожим
правозащитником
Пэлтиером, афроамери-
канским журналистом Абу Джамалом или с
итальянским профессором Тони Негри. Каж-
дый из этих заключенных стал не только ли-
цом на модной майке, но и символом большого
мифа. «Пэлтиер» - читай «сопротивляющиеся
резервации», «Абу Джамал» - непокорные
чернокожие, Негри - радикальные левые. Все
они активно продолжают писать и выступать,
отвечая за базар. Что будет подразумеваться
под фамилией «Лимонов», если суд его не оп-
равдает, а даст-таки несколько из тех самых
совокупных двадцати трех?
Националисты так и не признали его своим,
слишком «нетрадиционен», да после размолв-
ки с Жириновским он не очень-то и старался,
изображая радетелей крови и почвы либо но-
менклатурными боярами-нарциссами,
либо
галлюцинирующими рунологами-свастико-
вертами. С «красными» не лучше. Дружба с
Анпиловым окончилась взаимными обвине-
ниями в провокаторстве. Зюгановцы дважды
выставлялась против него на выборах, в Твери
и Георгиевске, и дважды выиграли.
То есть ни мучеником русского народа, ни
красным узником Лимонов не станет. В новом
веке ему не остается ничего, кроме как стать
символом самой свободы слова, независимо-
сти суждений и поведения, безотносительно к
национальности и политике. Независимость
эта
обоюдоострая,
и
от
«демократской
конъюнктуры», которой всем вроде бы про-
писано придерживаться, и от приторно авто-
ритарной системы путинских времен, метко
определенных Дмитрием Быковым как «жэ-
ковский реваншизм».
Уйдут ли в случае обвинительного приговора
молодые сторонники Лимонова в пресловутое
«прямое действие» по примеру своих кумиров
- эсеров, красных бригад, черных пантер? Ве-
роятность приличная: счетчик на первой по-
лосе их газеты отмеривает дни заключения
вождя вполне серьезно, а исполняющий обя-
занности, работник морга и поэт Тишин гово-
рит в передовице:
«На выбранном пути нас
устраивает любая судьба». Уйдут - не уйдут?
В прямое или кривое? - пусть гадают спец-
В плену у обезьян
ЕМУ МНОГОЕ МОЖНО БЫЛО БЫ ПРОСТИТЬ
ЗА НЕВЕРОЯТНЫЙ ПИСАТЕЛЬСКИЙ ДАР,
ЗА СКАНДАЛЬНУЮ НА ВЕСЬ СВЕТ
УНИКАЛЬНОСТЬ, НО, СУДЯ ПО ВСЕМУ,
ИМЕННО ЕГО - ЭДИКА ЛИМОНОВА И
ВМЕНЯЮТ В ВИНУ ЕМУ ЖЕ, АРЕСТАНТУ
САВЕНКО. И ПОЩАДЫ НЕ БУДЕТ. ПОЧЕМУ?
ТРИ ВЕРСИИ АЛЕКСАНДРА ОРЛОВА
оворят, он хотел убить Назар-
баева китайской ракетой. Еще
говорят, собирался провозгла-
сить где-то в Азии национап-боль-
шевистский халифат и назвать его
Лимония. Все это похоже на бред.
Тем не менее даже Президент в
курсе этого «литературного» дела.
Недавно он так ответил с глазу на
глаз приехавшему просить за Ли-
монова художнику Шемякину, что
бледный как смерть американец
Шемякин пулей вылетел из прези-
дентского кабинета и с тех пор мол-
чит. Сам же Лимонов предельно ла-
коничен. Лишь однажды за весь год
следствия столкнувшись с телека-
мерами в корридоре суда, под кон-
воем на ходу он обронил одну ко-
роткую, но страшно ядовитую, почти
как у Ницше,
фразу: «Я в
плену у обезь-
ян!» Между
тем, эта отто-
ченная лимо-
новская реп-
лика как нель-
зя лучше объ-
ясняет, что же
на самом деле произошло, происхо-
дит и произойдет со всемирноизве-
стным Русским Эдичкой в России.
версия первая (народ-
ная) лиловый негр
Как-то лет семь назад я беседовал с
одним высокопоставленным чином
из ФСБ. Речь плавно зашла о Лимо-
нове, его книгах и, конечно же, о
бурной в ту пору лимоновской поли-
тической деятельности. Так вот, этот
безусловно умный и обаятельный
офицер сказал тогда, что Лимонов в
России обречен и как писатель, и,
тем более, как политик. И если он не
вернется в Европу, его обязательно
рано или поздно посадят. Я поинте-
ресовался, за что? В ответ мой со-
беседник рассмеялся:
«Ну, хотя бы
за один только его минет ниггеру на
помойке. Разве можно про себя та-
кие вещи на русском языке писать?
Ему этого наш народ просто никогда
не простит».
Я пытался возразить, что, мол, это
шокирующий художественный прием,
а Эдичка вообще персонаж романа,
написанного больше 20 лет назад. И
написано, в общем-то, страшно та-
лантливо, и совсем не про минет.
«В том-то и дело, что страшно та-
лантливо, было бы не талантливо, ни-
кто бы и не заметил. Но если уж у нас
заметили, то это навсегда. Дай бог,
чтобы к такому как я попал, а то ведь
сами знаете, как бывает.
.. А то, что
попадет, можете не сомневаться».
Действительно, о чем бы ни писал
страшно талантливый, если не ска-
зать гениальный, Лимонов, о его
звериной любви к своим женщинам,
« 92
ОМ 63/05/2002
предыдущая страница 81 ОМ 2002 05 читать онлайн следующая страница 83 ОМ 2002 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст