ОМ 63/05/2002
службы. А вот Лимонов в случае посадки ста-
новится символом свободомыслия без вопро-
сов. Привет Радищеву, Чернышевскому, Сол-
женицыну, Бродскому и другим з/к, в зависи-
мости от предпочтений читателя.
ДРУГАЯ и ЭТА
Если Россия нужна Лимонову ДРУГАЯ, стало
быть, не подходит ЭТА? Лимонов, он вообще
против чего? Точнее всего сказать: против «де-
вятнадцатого века», который у нас снова на-
стает. Недаром самые энергичные и злые наез-
ды в новых его книгах - именно на школьную
«чеховщину, толстовщину и достоевщину»,
точнее на их обволакивающую и тормозящую
функцию в нынешнем мире. Конечно, Лимо-
нов выступает не против того позапрошлого
века, который был да сплыл, но против его
второго издания, необходимого жэковскому
реваншизму вместо прежней,
неуместной
«партийной идеологии».
Лимонов против России, читающей и смотря-
щей про сыщика Фандорина, пускающей сле-
зу под Баскова,
лакомящейся конфетами
«Коркунов», а по будням разливающей под ка-
торжную лирику радио «Шансон». Против
России, понятой сквозь «Сибирского цирюль-
ника», недаром лимоновцы столько раз бомби-
ли Михалкова порченными яйцами. Против
России, новая идентичность которой выматы-
вается из старого антикавказского клубка, во-
площенного в «солдатских» телесериалах и
новом балабановском кино. Отсюда, кстати, и
демонстративная дружба Лимонова с «вахха-
битом» Гейдаром Джемалем, после ареста во-
ждя ставшим для его партии кем-то вроде кре-
стного отца и большого брата. В
тюремных
своих тетрадях Лимонов не раз жалеет, что
князь Владимир выбрал не ислам, и намекает,
когда вино,
кровь и сперма
в одном бока-
ле, об экзи-
стенциальном
страхе и пол-
ном одиноче-
стве посреди
мирового го-
рода, который
Ему предстоит разрушить, как бы ни
шаманил о Грядущей Очистительной
Революции, - все, все это мимо
русских ушей. Любые разговоры о
писателе Лимонове заканчиваются,
едва успев начаться, злополучным
негритянским членом и неизменным
злым плевком. В лучшем случае,
просто спорят на тему «сосал - не
сосал». Это касается почти всех: до-
мохозяек, читающих рабочих, интел-
лигентов, бандитов, буржуев, подро-
стков, литераторов и, в том числе,
самых близких лимоновских товари-
щей по борьбе. Даже они иногда,
стыдливо потупив глаза, говорят, что
их часто спрашивают об этом жур-
налисты, но за вождем такого в пос-
ледние годы не водится. При всем
при том, сейчас Россия совершенно
свободно принимает любые прояв-
ления мировой гей-культуры, а би-
сексуальная любовь давно стала
нормой и в жизни, и в литературе.
Но вот Эдичке его негра простить не
могут никак, хотя, по нынешним
меркам, сама сцена - абсолютно
безобидна.
Очевидно, что-то такое глубокое и
тайное зацепил Лимонов своим от-
кровенным пером, такой допетров-
ский ужас перед черным чужерод-
ным началом вызвал он в
соборной душе русского племени,
такие табу первым преступил, что
через столько лет это племя, ничего
не забыв, решило его, отщепенца,
наконец-то забить, затоптать или,
как говорят сейчас, «замочить».
Чтобы чужим не пахло. Благо пово-
дов хватает. Да и вожак у племени
появился «крепкий» и «на руку тя-
что не все потеряно. ЭТА Россия прикрывает
новым «девятнадцатым веком» окончательное
присоединение к третьему миру, странам ми-
ровой периферии, «большой деревни» глоба-
лизма. Весь этот «Коркунов» необходим, дабы
как-то подсластить сию неприятность. В учеб-
никах истории не новая эта песня называется
«реставрацией».
Не удивительно, что систе-
ма, украшающая себя подобным образом, ну-
ждается не только в шоколадном Коркунове,
Лимонов против России,
читающей про сыщика
Фандорина, пускающей
слезу под Баскова,
лакомящейся конфетами
«Коркунов», а по будням
разливающей под
радио «Шансон»
оперном Баскове, литератур-
ном Фандорине, кинема-
тографическом кадете
Толстом, но и в злове-
щих карбонариях-заго-
ворщиках, винить коих в
«нестроениях» было доб-
рой чиновничьей традици-
ей в России позапрошлого ве-
ка. Карбонариев срочно разы
скивают и первых уже повыло-
вили, Лимонов только самый за-
метный.
«У нас была великая эпоха» - Лимонов не про
девятнадцатый век писал. Да и к тому, про что
писал, всегда испытывал скорее эстетскую за-
вороженность и вряд ли согласился бы пере-
ехать в те времена. Именно в этом их разница
с
неудавшимся
геноссе
Анпиловым.
«И
спишь, бля!»
- помню, сказал Лимонов и радо-
стно зажмурился, про волшебный запах начи-
щенных офицерских сапог отца, запавший в
душу из детства. Эта реплика
стала моим
ключом к его пониманию «несравненной ста-
линской эры».
Не учитывая этого мотива, классификаторы
вечно будут щупать мимо, ломая перья по по-
воду: левый он или правый, играет или серьез-
но? Императив Лимонова - идти против воли
истеблишмента, и, между прочим, он делал
так всегда. Начав в 70-х как поэт, выступил
против советской стерилизации языка. Ока-
завшись в результате на Западе, мгновенно по-
слал тамошние эмигрантские понятия и свя-
зался с разными «красными» и «рабочими»
партиями. В 87-м, когда только ленивый не
разоблачал сталинских репрессий, культиви-
ровал Иосифа Виссарионовича в «Эпохе». Ко-
гда начало считаться, что либерализм - сино-
ним образованности, делал в «Убийстве Часо-
вого» рекламу Чаушеску и боснийским сербам
и печатался в парижской «Идио», временно
подружившей всех французских «мракобе-
сов» слева и справа. Переехав в Москву, пуб-
ликовался у Чикина-Проханова и вступил к
Жириновскому, в 93-м был на антиельцин-
ских баррикадах. Сегодня, на
пике православной моды,
подписывается за ислам и
с пониманием пишет о
люциферите
Чарльзе
Мэнсоне.
На
фоне
желый». И как
мне кажется,
именно об этом го-
ворил тет-а-тет Пре-
зидент с бывшим русским, а
ныне великим американским
художником Михаилом Шемяки-
ным. О том самом афроамериканце
с нью-йоркской помойки, который
выступит на суде над Лимоновым
как главный свидетель обвинения.
версия вторая (антина-
родная) месть жрецов
Но есть в России некая прослойка
людей, которые, безусловно, пони-
мают, какую подлинную силу на са-
мом деле несут в себе лимоновские
тексты. Которые догадываются, куда
удалось заглянуть Эдичке во время
той Великой Личной Катастрофы,
что случилась с ним четверть века
назад в страшном Нью-Йорке, когда
метался он, одинокий и безъязыкий,
и пытался спрятаться хоть на мгно-
вение, хоть в негра, хоть в собаку,
предыдущая страница 82 ОМ 2002 05 читать онлайн следующая страница 84 ОМ 2002 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст