культа семейных ценностей призывает отка-
заться от моногамии и жить «общинами сек-
суального комфорта». Наступающему «девят-
надцатому веку» он противопоставляет все,
что можно найти, - от штурмовиков Рэма и
хунвейбинов Мао до ситуационистских арт-
провокаций и панк-революции, недаром Эду-
ард тусовался с группой Ramones, когда их
еще никто знать не знал.
Принципиальную противоположность окру-
жающим тебя ценностям в стиле десятилет-
ней давности панк-хита «Я всегда буду про-
тив» часто понимают на уровне: «А обязатель-
но всегда против ветра?»
Лимонов с такой «нигилистской» версией сво-
ей деятельности вряд ли согласится. Он совер-
шенно искренне говорил у себя в редакции о
«повторе парламентского прорыва Жиринов-
ского» или о «повторении пути товарища Че».
Дело не в убеждениях Лимонова, но в очевид-
ной извне многолетней логике его поступков и
текстов. В конце концов, декларируемые нами
цели не более чем инструмент самосохранения
в будущем. Чтобы чувствовать себя честным,
противопоказано осознавать настоящую меха-
нику своего поведения. Как и большинство лю-
дей, убежденных в своей миссии, Эдуард часто
говорит не то, что чувствует, а то, что считает
более полезным для дела. На защите моего ди-
плома в Литинституте он, помнится, сказал:
«Я в его возрасте не мог так писать».
Прият-
но, хотя все в зале отлично понимали: ни один
писатель так, конечно, не думает.
В конце 90-х Лимонов собрал под своим запо-
минающимся флагом не безответственную бо-
гему, не озлобленных бритоголовых и не исте-
ричных леваков, а тех, кто менее или более
осознанно противопоставлял себя транслируе-
Позиция «радикального
мыслителя», подстрекающе-
го других из кабинета,
ничем не отличается
для Лимонова от роли
трусливого провокатора
мой на общество атмосфере и для кого это про-
тивопоставление было важнее всех
прочих
дел. «Другая Россия» -
не проект будущих
преобразований, но автопортрет таких людей.
Что бы ни думал о себе сам Лимонов, боль-
шинством он всегда будет восприниматься как
писатель. На 59-м дне рождения, в отсутствие
тостуемого красиво отпразнованном в Музее
Маяковского, близкий его приятель Игорь Ду-
динский назвал НБП лучшим произведением
писателя. Лучшее для писателя это ведь наи-
более характерное, точнее всего выражающее
личную миссию, не так ли?
западник
Есть, между прочим, европейское по происхо-
ждению мнение, что интеллектуал и, в частно-
сти, писатель как раз таки и нужен для крити-
ки, диагностики, тестирования системы, вы-
яснения ее возможностей, тупиков и границ, а
не как развлекающий себя и других скоморох
или придворный предсказатель. В этом смысле
Лимонов - западник, тут крайне правые со сво-
им «нюхом» правы как никогда. Просто он не
западник натовских баз, вездесущего валютно-
го фонда, политкорректности и макдоналдсов-
диснейлендов, а западник традиций граждан-
ской самостоятельности, вспомним Паунда,
Бретона, Пазолини, поголовную «левизну»
сюрреалистов, поголовный «фашизм» футури-
стов, да и нынешних: Паланика, Хоума, Нао-
ми Кляйн и прочих литераторов, скопом запи-
сываемых в «антиглобалисты».
Правда, такая позиция допускается системой
до тех пор, пока слова и тексты остаются слова-
ми и текстами и не ведут к «прямому дейст-
вию». Т.е. попадать за решетку
оставляется
внимательным читателям, близко восприняв-
от настигших его вселенского горя и
ужаса. Прозревший Лимонов стал
писать так, как никто до него по-рус-
ски не писал. Он взял себе запре-
дельную откровенность Миллера,
словесный танец Ницше и ярость
Мисимы и, смешав их со своей одно-
му ему понятной Революцией, создал
собственный ясный, тугой, но чрез-
вычайно взрывоопасный язык. Его
романы обращены к России, но на-
правлены в будущее.
Скорее всего Лимонов прекрасно от-
дает себе отчет в том, что в ближай-
шее время его книги оценены не бу-
дут. Но эта лимоновская бомба
должна когда-нибудь взорвать рос-
сийскую культуру, которую он считает
консервной банкой со сгнившим со-
держимым. Спасти ее от неминуемо-
го полного распада может только
взрыв сверхновой культурной рево-
люции, которой он, Лимонов, готов
пожертвовать не только свои книги.
Между тем, то, что происходит сей-
час, это не что иное, как закручива-
ние новой жестяной банки поверх
старой. Поэтому так кричит Эдичка в
отчаянии из тюрьмы, требуя убить
всех «старух».
К сожалению,
большинство
тех, кто спо-
собен понять,
о чем говорит
Лимонов, сей-
час вовлечены
в этот самый
процесс «но-
вой реставрации» и получают значи-
тельные дивиденды. А некоторые
даже стали ее жрецами. Не исклю-
чено, что, понимая всю опасность,
исходящую от неистового Лимонова,
эти люди написали на него коллек-
тивный донос, а это у нас в порядке
вещей, и попросили власть изолиро-
вать Эдичку лет на десять, а народу
объявить, что он сумасшедший тер-
рорист. Надо сказать, что вакуум во-
круг него был организован уже дав-
но, его замалчивали как могли.
Знаться с ним стало вдруг дурным
тоном. Особенно все обострилось,
когда нацболы «залимонили» тух-
лым яйцом в лоб директору Россий-
ской Культуры Никите Михалкову за
помпезного «Сибирского цирюльни-
ка» и за позорную сделку с Назар-
баевым.
После этой истории от Лимонова от-
вернулись все, но зато очень акти-
визировалась ФСБ. Коллективным
доносом отчасти было и дружное
молчание писателей во время аре-
ста, но оно, в общем-то, достаточно
просто объясняется завистью без-
дарных. В любом случае, деятели
культуры приложили свою руку к
этой истории. Ведь невозможно,
чтобы Контрразведка, выписав ор-
дер на арест писателя, не поинтере-
совались у своих советников по ча-
сти творчества их мнением на сей
счет. А каким оно было, это мнение,
можно не сомневаться.
версия третья
(сверхчеловеческая)
да! смерть!
Очень скоро Эдичка Лимонов по-
гибнет. И совсем не важно, приго-
ворят ли его к расстрелу, поджарят
на электрическом стуле, забьют
камнями или заставят выпить цику-
ту. Он мечтает о любой такой смер-
ти. Хотя больше всего на свете он
а
9 4
ОМ 63/05/2002
предыдущая страница 83 ОМ 2002 05 читать онлайн следующая страница 85 ОМ 2002 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст