се спрашивают, как я попала в «Бори-
са Годунова»,
- жалуется на интер-
вьюеров Ирина. Она вся в черном:
кофта, длинная юбка, ботинки; волосы растре-
паны, но так, что понятно: растрепывал про-
фессионал. Назойливость моих коллег нетруд-
но понять: не так часто главный театральный
режиссер мира, англичанин Деклан Доннел-
лан, решает поставить пушкинскую пьесу с
русскими актерами. История, как Ирине доста-
лась роль Марины Мнишек, заслуживает быть
услышанной.
Владлен Вадимов:
Я читал, что на кастинге
«Бориса Годунова» тебе пришлось за пять ми-
нут рассмешить, заплакать и показать, какая
ты красивая.
..
Ирина Гринева: Там были потрясающие актри-
сы. Я поняла, что у меня есть пять минут, за ко-
торые я должна как-то удивить. Чтобы режис-
сер увидел Марину Мнишек. Я сказала: кроме
монолога Джульетты ничего не знаю. Открыла
дверь и с порога заплакала в три ручья. Рыдала
и читала: «Ромео, как мне жаль, что ты Ро-
мео.
..» Было очень смешно, когда монолог
Джульетты надо было читать от лида Марины
Мнишек, циничной женщины. Такая двойная
ситуация получилась. Так я и попала на роль,
которая стала моей любимой.
ВВ: Потому что эта героиня ближе всего тебе
как человеку - холодная, циничная, стерва?
ИГ: Нет. Нет! Нет! Просто в этой сцене можно
сыграть все. Там есть любовь. Там есть ситуа-
ция, когда ты вырезаешь любовь из сердца, от-
казываешься от нее. Там есть сила. Там есть де-
Внешность мужчины имеет
для меня значение. Я вооб-
ще стремлюсь окружать
себя красивыми вещами.
..
вочка, которая за пять минут становится цари-
цей, становится женщиной, становится победи-
тельницей.
.. В этой сцене есть все, как в роли
Гамлета.
Мы в гримерке Театра Станиславского. Ирина
два дня назад вернулась из Венесуэлы, куда ез-
дила с «
Годуновым
», еще не до конца акклима-
тизировалась. Сейчас она готовит роль Офелии.
«Кружится голова
», - говорит Ира.
ИГ: У меня детство было дворовое, облезлое. Я
мало читала, плохо училась. И все мои позна-
ния об актерской игре были от вечеров, посвя-
щенных Дню Победы. Все стихи, которые я
знала, были военные.
И вот я приехала
поступать в ГИТИС - 17 лет, в красных голь-
фах, с огромным чемоданом и со стихотворени-
ем Маргариты Алигер «Зоя» - про Зою Космо-
демьянскую. Мне говорят: «Девочка, милень-
кая, ты знаешь еще хоть какие-нибудь стихи?
Ты прекрасно читаешь, прочитай еще что-ни-
будь». В общем, меня допустили до второго
тура, но потом сказали: «Поступайте на следу-
ющий год.
..» Я поехала в Ярославль, тоже не
поступила, сидела на лестнице, плакала. Вот
как обычно пишут про актеров, со мной случи-
лось так. Мимо проходил актер, сказал: «Ну
что же ты так плачешь? - Я не поступила! - Ну,
пойдем, я тебя покажу педагогу другому, я пер-
вый раз вижу, чтобы человек так убивался!» Он
привел меня к педагогу, тот спрашивает: «Что
вы читали? - Маргариту Алигер, «Зоя». А вы
умеете танцевать? - Умею! - А можете прямо
сейчас станцевать? - Могу! - А танго можете? -
Могу!» И я моментально начала танцевать. Мне
дали стихи, я их за ночь выучила, на следую-
щий день снова сдала экзамен и поступила.
Потом Гринева приехала в Москву. Два года
училась и работала в «Школе драматического
искусства» Анатолия Васильева. Скиталась по
разным театрам. Преподавала танец в частной
школе. Была названа лучшей театральной акт-
рисой России за роль в «Игре в классики» по
Кортасару в постановке Владимира Агеева.
Последнее место, где Ирина, кажется, осела на-
долго, - Театр Станиславского.
«Я в жизни
очень много всего бросала. Много кочевала. Ис-
кала свое место».
Другие постановки, которые
прославили Гриневу: «Двенадцатая ночь» и
«Миллионерша» Владимира Мирзоева, «Мас-
карад» Виктора Шамирова и «Антигона» Ануя
в постановке того же Агеева.
ВВ: Один из пунктов, по которым достается ша-
мировскому «Маскараду», —
матерный романс
из уст Нины, твоей героини.
ИГ: Это уже в адрес режиссера. Его решение.
ВВ: А ты сама матом ругаешься?
ИГ: Нет.
ВВ: Кстати, на каком языке вы общались с
Доннелланом?
ОМ 63/05/2002
109»
предыдущая страница 96 ОМ 2002 05 читать онлайн следующая страница 98 ОМ 2002 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст