маркизы де сад
Умный и злой Михаил Золотоносов отметил
однажды, что нэповский модерн 20-х годов со-
дран с оригинального стиля «модерн» рубежа
веков. Эти черные чулки, эта истома, дека-
дентский кокаин, успешно конкурировавший
с тридцатиградусной водкой-рыковкой (на-
званной в честь болыпевика-коммуниста Ры-
кова), романсы Вертинского и страсть к пыш-
ным театральным постановкам.
.. Все это шло
из тех времен, когда Александр Блок публико-
вал свои стихи в альманахах «Золотое Руно»,
а Всеволод Мейерхольд прыгал по сцене, изо-
бражая Доктора Дапертутто.
.. Конечно, с тех
пор кое-что изменилось. Блок разбил кочергой
гипсовый бюст Аполлона и умер, Мейерхольд
надел кожаную комиссарскую тужурку и за-
скрипел сапогами, но зато появился Таиров,
«маленький мейерхольд», набравший в свой
театр самых красивых актрис и поражавший
воображение нэпманов и обуржуазившихся
личных домов, предлагающих особо тонкие на-
слаждения «знатокам» с изощренными вкуса-
ми, было неизбежно, как заря коммунизма.
Пролетариям, регулярно шлявшимся в Народ-
ный дом к дешевым шмарам, было невдомек,
что интересного в том, чтобы втыкать букет
тюльпанов в задницу изысканно обнаженной
(только чулки с подвязками и бархотка на шее)
кокотки. Но растратчикам казенных денег -
нравилось. В принципе, никакой конспирации
для подобных дел в те времена не требовалось,
но сама атмосфера эротического ипсІе^гоипсРа
требовала тайны - для полноты стиля. Это и
сгубило утонченных поклонников извращен-
ных сексуальных игр. Чекисты, издавна инте-
ресовавшиеся всякими подпольными делами,
обратили внимание на странных типов с буке-
тами роз в дрожащих руках и на счет «раз-два»
раскрыли целую кучу «притонов разврата» в
Ленинграде и окрестностях Колыбели револю-
ции. Эта история назидательно была распубли-
удивляться тому, что одним из самых прилеж-
ных читателей серии репортажей был Булга-
ков Михаил Афанасьевич, завязавший с мор-
фием, но крепко подсевший на секс? Описания
танцев на столах и мучительно сладострастных
пыток в наручниках воспламенили воображе-
ние автора «
Дней Турбиных
», и в считанные
дни на бумагу вылился текст, составивший од-
ну из самых пикантных пьес репертуара совет-
ских театров. «
Зойкина квартира
»! Роскош-
ные шлюхи, кокаин, зловещие китайцы с но-
жами в зубах и коммунисты, сыплющие банк-
нотами направо и налево! А финал! Приходят
чекисты и всех забирают - да, эта штука по-
сильнее
«Фауста»
Гете.
.. Столичные театры
дрались за постановку пьесы, и не даром! Она
стала хитом сезона, и все, кто не успел посетить
салон госпожи Тростянской, могли хотя бы из
зрительного зала полюбоваться картинами рос-
кошного разврата. Но волна пролетарского гне-
ва поднялась против романтизации извращен-
партийцев итальянской роскошью сказок Гоц-
ци. Конечно, все это были подделки, в лучшем
случае - донашивание старых фраков. Копии
картины Беклина
«Остров мертвых
» висели
в нэпманских квартирах только потому, что
точно такие же репродукции в 1907 году укра-
шали квартиры адвокатов и дантистов сред-
ней руки. Новым советским буржуям так хо-
телось почувствовать себя наследниками «се-
ребряного века русской культуры», что они не
могли устоять перед искушением восстано-
вить хотя бы некоторые реалии быта «довоен-
ного времени». А одной из них была склон-
ность культурной элиты к экспериментам в
области секса.
«Муж хлестал меня узорча-
тым, вдвое сложенным ремнем»,
- со вкусом
повествовала Анна Ахматова, и сердца тысяч
советских барышень и партийных дам сладко
замирали при мысли о столь изысканном про-
явлении любви. Появление подпольных пуб-
Что интересного в том,
чтобы втыкать букет
тюльпанов в задницу
изысканно обнаженной
кокотки?
кована в газетах - единственная серия порно-
графических репортажей «из зала суда» за все
время
существования
советской
прессы!
«Этот «неизвестный»
- так называет его об-
винительное заключение, -
который изобрел
«фокус с горящей свечой
» .
..
нечто совершенно
безумное, верх изощренности больной фанта-
зии мазохиста, гнусность, о которой нельзя
говорить без омерзения.
..»
О, это была горячая информация! Стоит ли
ного секса, и пьесу начали запрещать. Злоб-
ствовали, конечно, те, кто не достал билетов, и
те, кого не пустили в гримерные актрис Вахтан-
I
говского театра. Рыков и Сталин, любившие
Булгакова, пытались спасти пьесу от запрета,
но увы! В ту пору цензура была еще до отвраще-
ния демократичной.
Когда подпольные бордели были разгромлены,
кончился и нэп. Термин «секс» исчез из языка.
Веселых нудисток сменила гипсовая девушка с
веслом, супружеские измены стали разбирать-
ся на профсоюзных собраниях, и садомазохи-
сты в погонах понесли миллионы алых роз не
проституткам-профессионалкам, а талантли-
вым дилетанткам из Больших и Малых акаде-
мических театров.
.. Маяковский застрелился,
Ахматова ушла в подполье, Булгаков заменил
жену.
.. Все затихло. На СССР опустилась душ-
ная ночь антисексуальной контрреволюции. ®
ОМ 64/06/2002
1 0 9 »
предыдущая страница 92 ОМ 2002 06 читать онлайн следующая страница 94 ОМ 2002 06 читать онлайн Домой Выключить/включить текст