КОВРОВАЯ ИСТОРИЯ
Д
ень, когда я пишу эти строки,
начинается с сообщения ин-
формационных
агентств
о
том, что один из самых скан-
дальных писателей Владимир
Сорокин будет сегодня давать
показания в Следственном уп-
равлении ГУВД Москвы. Я пытаюсь пред-
ставить себе, как этот автор, внешне весь-
ма напоминающий образ литератора из
девичьих грез, переступает порог москов-
ского узилища. Ему пророчат два года за
решеткой.
Неужели
он
повторит
путь легендарного узника Рединг-
ской тюрьмы Оскара Уайльда?
Внешне радетель говна дей-
ствительно похож на анг-
лийского классика. Как-
то на приеме у культур-
ного атташе Финлян-
дии одна московская
издательница
вос-
кликнула:
«В лади-
мир, признайт есь,
у
вас,
наверное,
дома
хр а н и т ся
порт рет Д о р и а -
на
Грея?
Уже
много
лет
вы
ум удряет есь
со-
хранят ь один и
тот же облик».
Внешний
облик
для Сорокина яв-
ляется таким же бо-
жеством, как и лите-
ратура. Это своего ро-
да постоянная автор-
ская демонстрация: «Я
писатель».
Информационный
взрыв,
обрушившийся
сегодня
на
скандалиста, приносит ему фан-
тастическую известность и диви-
денды. Пять интервью в журналах и
два на телевидении в Германии,' четыре
публикации
об
авторе
в
«Нью-Йорк
Таймс» - таков предварительный резуль-
тат переполоха, который должен был со-
стояться еще несколько лет назад, так
как «Голубое сало» было издано в 1999
году. Но в ельцинскую эпоху не было дви-
жения «Идущие вместе» и его девиза:
«Все путем». Теперь, как говорил Ленин,
«кризис назрел».
Отметим впечатляющий факт, который
мог быть только в самой читающей стране
- СССР: литература на несколько месяцев
становится предметом тотального обще-
ственного внимания. Ш ирокий ресурс
масс-медиа включается в грандиозную
пиар-акцию. На моей памяти есть только
две ситуации такого масштаба: выход
проклятого советской властью сборника
«Метрополь» и общенародная расправа
над Солженицыным. Однако информаци-
онный фон в ту сказочную эпоху был зна-
чительно уже и вряд ли может сравниться
с нынешним медиа-взрывом.
Сегодня издатель Сорокина Александр
Иванов с удовольствием потирает руки и
пророчествует:
«С ейчас С орокина н а ч -
нут чит ат ь по всей Р оссии».
Он уверен,
что мы
я в -
ляемся сви-
детелями важного этапа ШИЗ-револю-
ции. В провинции книгу «Голубое сало»
будут читать уже как абсолютно истори-
ческое произведение, скрупулезно описы-
вающее жестокие сексуальные нравы
Кремля. И какой-нибудь зачумленный
путевой обходчик из Нижнего Тагила бу-
дет говорить своей помятой жене: «Вот,
Маня, посмотри, чем Хрущев и Сталин
занимались в Кремле. Они дурили народ,
а сами парили друг друга в духовку, да
еще, наверно, как водится у таких тузов,
делали фотки на память!» Такого рода на-
родные прозрения нельзя исключить.
Существует уже несколько версий при-
чин массового нападения на Сорокина.
Одну из них озвучил тот же Александр
Иванов. По его словам, незадолго до при-
езда Путина в Германию одна из сотруд-
ниц радиостанции «Дойче Велле» имела
разговор с Александром Раром, внуком
русских эмигрантов, автором своеобраз-
ной биографии нынешнего президента
России —
«Немец в Кремле». Этот живу-
щий в Неметчине путиновед попросил у
журналистки каких-нибудь актуальных
книжек из Москвы, знанием которых мог
бы козырнуть перед русским президен-
том.
Недолго думая,
сотрудница
«Дойче Велле»
протянула ему
«Голубое сало» и «Пир» Вла-
димира
Сорокина.
Алек-
сандр Рар был наповал
убит обеими книгами, и
когда
долгожданная
встреча
с
Путиным
состоялась, разговор
зашел
именно
об
этих
злокознен-
ных произведени-
ях. Реакция Пу-
тина была молни-
еносной.
Другая
версия
также берет свое
начало на дипло-
матическом при-
еме. В посольстве
Франции в Моск-
ве. На этот раз та-
инственный высо-
копоставленный
кремлевский мечта-
тель заявляет атташе
по культуре, что наста-
ло время бороться с экс-
тремизмом не только в по-
литике, но и в искусстве. И
его намек скоро воплощается в
жизнь.
Третья версия - это опосредованная
месть издательству «Ad Marginem» за
публикацию романа писателя-правдору-
ба Александра Проханова «Господин Гек-
соген ».
Однако какие бы версии мы ни строили,
одно кажется очевидным: Кремль посте-
пенно превращается в избу-читальню.
Его, как и в советскую эпоху, начинает
интересовать литература. И наверное, это
ответ взаимностью на новую сорокин-
скую мифологию кремлевского быта, во-
площенную в «Голубом сале».
Пытаясь докопаться до корней всей этой
чертовщины, я решил встретиться с Вла-
димиром Сорокиным.
Олег Шишкин: Почему вы решили стать
писателем?
Владимир Сорокин: Это, в общем, случн-
ом
66/09/2002
II
61
►►
предыдущая страница 50 ОМ 2002 09 читать онлайн следующая страница 52 ОМ 2002 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст