Порой остановишься, тронешь спутника
за рукав:
- Скажите, кто остался чист, как белый
лист? Кто никогда не убивал невинных
детей, не писал на стенах общественной
уборной,
не дрочил в день похорон де-
душки в ванной, не ковырялся в аналь-
ном отверстии?
Какие, однако, все хитрые, пафосные и
трусливые! Разве можно признаться, что
тайком лазил в кошелек товарища, вма-
зывался винтом, слушал Smokie? Кто ска-
жет, что его шмотки куплены по распро-
дажам, в секонд-хэнде или дисконте, а не
привезены с Недели высокой моды в Ми-
лане? Все настолько взрослые, что уже
успели забыть, как были детьми. Малень-
кими мальчиками с синими от венок
ху.
..ми. Девочками с болезненными со-
сками. Ну что ж, стирайте это из вашей
памяти, господа. Зачем помнить детские
страхи и заботы, первую затяжку папи-
ной сигаретой, ласковые мамины руки?
Остаются лишь неясные мечты, красный
Ferrari, кольца от Tiffany и глаза принца
Хосе.
«О, принц Хосе! Белые одежды, тонкая
талия, толстый член. Давай, сделай меня
своей женой, наложницей, рабыней. Я со-
гласна даже на конкубинат, только пода-
ри мне на восемнадцать лет арабского же-
ребца, а на двадцать виллу на Француз-
ской Ривьере. Я так хочу там жить! Пить
кир на аперитив, монраше за обедом и ле
де ви после. На уикенды я буду летать в
Париж и Лондон, иногда в Нью-Йорк, ре-
же в Москву. Встретимся в «Музее», «Пи-
рамиде» или «Цеппелине», я расскажу,
как надоело торчать в Каннах, пить кир и
трахаться с принцем Хосе. Ах, у него
нежные пальцы, но он такой зануда, не
сечет мою тонкую душу. Я была бы одна,
если бы не этот дикарь Раким. Рэппер и
драгдилер, у него черная блестящая пуш-
ка и такая же кожа, конечно, он - лох, но
кто еще поможет кинуть принца Хосе?
Мы разделим бабло честно: мне все, а Ра-
киму лишь секс, мы сожжем тело принца
в камине, утопим его кости в пруду. Там,
кстати, такие чудесные лилии, а я моло-
да, богата и свободна!.
Она каждый день сидит в «ДелиФранс»,
пьет минералку. Какие красивые глаза,
что ты там говорила о принце Хосе? Ко-
нечно, он будет, так же как будут и вилла,
и черная пушка Ракима. Приезжай к нам
на кастинг, мы напоим тебя и киром, и
монраше, и водкой «Русский Стандарт»,
двинем афганским эйчем. Сначала тебя
трахнет Тимур (он недавно вернулся, ему
надо быстрее), потом я и пацаны из знако-
мого банка, потом мой водитель и старый
друг Вован.
Бедная маленькая принцесса, тебе при-
Ненависть - моя
единственная религия.
Это чувство в сто раз
сильнее любви,
уважения, дружбы
дется найти так много горошин, пока ты
не встретишь своего принца. Маленькая
спидозная шлюха, твой ребенок родится
зараженным, лобковые вши расплодятся
в кружевах трусиков Gucci. Твоя лич-
ность растворится под воздействием кис-
лот, алкоголя и гнилых мужчин, чуть-
чуть не дотянувших до княжеского титу-
ла. Всю свою короткую жизнь ты будешь
домашним животным, аквариумной рыб-
кой, простейшим многоклеточным.
Самое неприятное, что такой тебя сделает
не среда, не система и не семья.
Конечно, отец, спившийся чиновник,
пытался изнасиловать тебя в двенадца-
тый день рождения. Мама работала в са-
лоне «Чародейка» и грузила своим неза-
мысловатым жизненным опытом. Стар-
ший брат подсадил на героин, и ты час-
тенько отсасывала у его дружков. Дядя,
врач «Скорой помощи», помогал соско-
чить и в моменты ужасной абстяги читал
вслух «Войну и мир». Лучшая подружка
Даша три раза поступала во ВГИК, а
Машка забеременела в шестнадцать, но
не помнила от кого. Они были твоим ми-
ром, окружением, болотом, которое тебя
засасывало. Но ты еще могла сделать
шаг, перейти в другое измерение, пре-
одолевая боль и ломки, давя лучших
подруг как отвратительных тараканов,
сдавая всех торчков ненавистным мен-
там. Вспомни, у тебя было пять по лите-
ратуре и пению. Ты не предприняла ни-
чего: не кастрировала похотливого папу,
не плеснула в лицо брату соляной кисло-
той, не послала маму с ее житейской
мудростью. Ты сама стала тем, кто ты
есть. Твое имя - ничто, твое существова-
ние - пустяк.
Ненависть к таким, как ты, сжигает мое
сердце. Ненависть - жестокая и беспо-
щадная, пронизывающая и насыщаю-
щая - по отношению к тебе и твоим под-
ругам, родственникам, ухажерам и слу-
чайным знакомым. Ненависть - моя
единственная религия. Это чувство в сто
раз сильнее любви, уважения, дружбы.
Посмотрите вокруг: мало предметов для
ненависти? Описанные выше принцессы
без каких-либо зачатков интеллекта.
Конвертировавшие душу в твердую ва-
люту
коммерсанты.
Обезличенные
дресс-кодом тусовщики. Менты, банди-
ты, торчки, рыночные торговцы, вечные
студенты, политики, попы, менеджеры
транснациональных корпораций, бом-
жи, военные.
.. Перечисление бесконеч-
но, названий много, суть одна, вердикт
ясен - отстой! ®
ОМ 66/09/2002
II
95 ►►
предыдущая страница 80 ОМ 2002 09 читать онлайн следующая страница 82 ОМ 2002 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст