окончания текстов
К
о
н
ч
а
л
о
в
с
к
и
й
УУ
стр. 123
Военное восстание! Игра в романтизм! Бред!
Но я там сказал, что глупо сажать за это.
СЧ: Кому сказали?
АК: Кому надо.
СЧ: Но этот «кто надо» не послушался. Вот - Сорокина судят.
АК: Судить можно кого угодно, Миллера тоже судили.
.. Дело не
в том, какой Сорокин, а кто его судит!
СЧ: Там есть какая-то мутная организация, она иск подала.
..
АК: Если кто-то подал иск в суд, суд идет.
Весело, когда судят Сорокина за сорокинскую литературу, вот
если бы его сослали куда-нибудь: живи там, сукин сын, под на-
блюдением чекистов, - это было бы гораздо хуже.
Чем больше мы общаемся с Кончаловским, тем более молодым я
себя ощущаю. Еще два часа назад самоуверенно расхаживал по
офису, а теперь сижу, как первокурсник на лекции у профессора:
манера беседовать у Кончаловского абсолютно преподавательская.
СЧ: Давайте теперь говорить на более приятные темы. Один
из наших любимых персонажей в современной музыке рабо-
тал с вами на «Одиссее». Я говорю о Малкольме Макларене.
АК: Да, это ваш герой.
.. Макларен очень талантливый человек,
умница, циник. Он вообще аристократ абсолютный: что-то при-
думал, позабавлялся, наскучило - оставил.
.. Я сейчас расскажу
интересную историю про Макларена. Его пригласил президент
Польши, чтоб он изменил польский имидж. «Мы
вам дадим
особняк, приезжайте к нам, научите нас, как имидж Польши надо
изменить, вы ведь специалист по промоушену».
Он приехал, по-
смотрел и устроил лекцию в Институте моды, собрал всех и
сказал: бросьте моду, все равно у вас ничего не получится, зай-
митесь кухней, и все! В Польше нету кухни, нечего жрать, один
бигус - свинина с капустой. Там все эти модельеры, которые
ждали каких-то откровений, - попадали! А он:
«Вам не нужно
модой заниматься, это не ваше дело, сделайте так, чтобы в
Польше была хорошая жратва, польское изобретите чт о-ни-
будь».
Это вызывает мое уважение к Макларену.
СЧ: А вас, вообще, обогащает поп-культура через таких лю-
дей, как Макларен?
АК: Ну, Макларен может обогатить кого угодно, он интеллигент-
ный человек. Ты понимаешь, поп-культура все больше и больше
становится - для бедных, а когда он ее создал, она была для бо-
гатых, она была для людей, которые устали от чего-то другого.
..
Грубо говоря, поп-культура не может себя не исчерпать, она ста-
новится все более и более демократичной. Все, что становится
демократичным, теряет какую-то глубину революционного,
иронического отношения к действительности. В Индии не су-
ществует моды, не говоря уже о Китае.
.. У Запада - отчаянная
потребность в новизне, ибо если нет новизны, то уходит остро-
та жизни. Все, что модно, - все умирает.
.. нужно делать «не мод-
но», мода проходит. Великий Феллини сделал несколько модных
картин, и все они забыты: «Город женщин», «Джульетта и духи»,
«Сатирикон».
.. Там была мода, и все умерло. «8 1/2» «Дорога»,
«Джинджер и Фред» остались навсегда, там не было моды. Мода
- это для бедных, для богатых моды нет, потому что бедные -
не те, у кого денег нет, а бедные - те, которые хотят выглядеть
как богатые, на этом все и строится. По-настоящему богатые
люди никогда не одеваются модно, они одеваются, как в послед-
ние тридцать-сорок лет.
.. Мода не создается для людей, у кото-
рых есть свой стиль. А массе бедных людей мода указывывает,
что носить. Когда человек не может себя выразить, ему хочется
одеться модно, ему хочется быть, как другие богатые.
.. А уни-
кальные люди никогда не носят то, что в моде.
.. Вуди Ален всю
жизнь носит бархатные штаны, пиджак один и тот же, и эти оч-
ки. И он - великий человек!
СЧ: Сейчас на вас поло от спонсора журнальной рубрики -
как вам одежда от «Лакоста»? Для богатых?
АК: Нравится, она не для богатых, а для спортсменов. Самое
главное, что, когда бегаешь и потеешь, на «Лакосте» ничего не
видно, никаких подтеков.
СЧ: Какова ваша главная неудовлетворенность собственной
кинематографической деятельностью?
АК: У каждого режиссера есть своя ниша. Вот Тарантино снима-
ет фильм, и мы идем на фильм Тарантино, мы знаем, что там
будет. Моей ниши нету, я все картины снимаю по-разному. То -
одна картина, потом - другая, потом «Гомер и Эдди», и люди не
могут понять, как к этому относиться.
.. После коммерческого
«Убежавшего поезда» думали: ну, сейчас мы ему все дадим, пол-
ная свобода, делай, что хочешь, и я дорвался наконец, и сделал
«Дуэт для солистки» - Бергман сплошной - бум ! все! - провал
полный, не знают теперь, давать или не давать.
.. А потом -
«Одиссея», хорошее классическое блюдо, как обед, который за-
казывает президент республики: все ожидаемо, но вкусно.
..
Главное, что я сам не могу понять: это моя беда или мое достоин-
ство. Мне кажется - беда, что я до сих пор себя не нашел. А мо-
жет, мне суждено себя не найти? Зато я нашел тебя
{жене).
Дай я
тебя поцелую!!!
(Смех.)
А ты понимаешь, куда мы заехали в раз-
говоре? Как ты думаешь выпутываться?
СЧ: Выкручусь.
..
АК: Смотри, если ты сделаешь меня глупее, чем я есть на самом
деле, я тебе оторву башку.
СЧ: Я думаю, что все будет хорошо.
АК: Ты говоришь, что все будет хорошо, как юноша, который
пытается лишить невинности девушку.
..
СЧ: Нет, для лишения невинности я нахожу больше слов.
АК: Молодец. Вообще, желание - оно мужчину делает слово-
охотливым и поэтичным: «Ну ладно.
..Ну че ты.
..Ну ладно .
..Ну
давай.
..Ну че ты.
..»
СЧ: Да, в духе футуризма, по-моему, очень хорошая поэзия.
.. А
что вы сейчас читаете?
АК: Меня не очень интересует художественная литература. Ме-
ня интересуют больше философия и антиглобализм.
СЧ: Антиглобализм?!
АК: Интересуюсь этим и считаю, что это - будущее страны, бу-
дущее мира.
Понимаешь, есть поверхность и неповерхность, потому что не-
поверхности не бывает без поверхности.
.. Поверхность необхо-
дима, поэтому поверхность - это может быть «ОМ», «Vogue»,
что-то еще, а неповерхностью остается все то же самое, что и
всегда, - страх, смерть. Хотя страха смерти у молодежи нет, мо-
лодежь всегда думает, что будет жить вечно.
..
«Вечно» - очень хорошее слово для окончания беседы. Тем более
что общение с таким собеседником, как Кончаловский, теорети-
чески может продолжаться вечно, если не ограничить его внеш-
ними факторами. Я давно нашел для себя универсальный фак-
тор-ограничитель: не более одной полуторачасовой кассеты на
встречу.
.. И тогда все обретает оттенок незавершенности, а это,
как говорили люди, придумавшие Шу, - серьезное основание
для вечности.
.. □
октябрь 2002
ОМ
67
143
предыдущая страница 124 ОМ 2002 10 читать онлайн следующая страница 126 ОМ 2002 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст