веселы й
с м е х
Александр Дугин
-
метафизик и философ, геополитик и традиционалист. Автор серьезных исследований на тему мета-
физики - «Пути абсолюта» (1991) и первого фундаментального учебника по науке о «жизни» континентов - «Основы гео-
политики» (1997), исследователь православной традиции - «Метафизика благой вести» (1996) и науки о заговорах - «Кон-
спирология» (1993). Но все же любимым детищем А. Дугина бесспорно является теория евразийства. Именно евразийство
положено в основу идеологии политической партии «Евразия», созданной Александром Дугиным, и отражено в объемном
теоретическом труде «Основы евразийства» (2002). Автор крупнейших многотиражных газет и контркультурных сете-
вых журналов, советник Председателя Государственной Думы и директор Центра геополитических экспертиз - политика, научные ис-
следования и культурологические эксперименты настолько сплелись в личности Дугина, что порой бывает сложно определить грань, где
заканчивается одно и начинается другое.
как у пациентов и сотрудников Хосписа. В центре их внимания
- именно то, что должно быть в центре нашего общего внима-
ния. Они обслуживают «уход», «переход», «терминус», «грани-
цу». Внешне - это банальный гуманитаризм, внутренне - люди
влекутся тайной смерти, как она открывает себя полнее всего -
в момент раскрытия своего бутона в фатально ускользающем
человеческом теле.
Агония может быть рассмотрена как самостоятельный цикл,
как отдельный и самозаконченный мир. Мы знаем о циклах
жизни бабочки и подозреваем, что в эти сроки она проживает
полную драматическую судьбу - взлета, любви, питания, иссы-
хания и рассеяния. Бабочка и агония. Греки называли душу
«бабочкой» - «psyche». Мы называем душу - «дыханием», имея
в виду последний вздох. Последний или не последний?
Терминальная медицина точно знает, что душа, а что нет. В за-
ветный миг все останавливается, палата замирает и невиди-
мый свет сыплется на всех присутствующих из ниоткуда. Мы
призваны границей, только облегчите наши невыносимые
мысли холодным лунным прикосновением бесстрастного вни-
мания.
В Хосписе я впервые встретился с той фигурой, которая инте-
ресовала меня со времен мутной юности. Двадцать лет назад
мы решили прочитать «Графа Монте-Кристо» и выяснить, кто
был там главным героем. То, что не Эдмон Дантес, было всем
очевидно, так как ничто не может быть таким банальным, ка-
ким хочет казаться. Это - стартовая позиция неадекватности.
Было несколько версий. Первая, что главным героем является
граф Шато-Рено. Он появлялся несколько раз в конце книги и
произносил человеконенавистнические, ультрааристократиче-
ские ницшеанско-эволаистские речи. Мы вначале решили, что
Ч
ЕРЕЗ ПЛЕЧО ВРАЧА Я ЗАГЛЯНУЛ В ЕГО
тетрадку. Там были имена умирающих и его
сухие комментарии. У кого-то показания
пульса, у кого-то показания кала.
Напротив одной фамилии было написано
«неадекватен». «Неадекватен» было мне особенно близко. Пе-
ред тканью небытия вполне можно стать неадекватным. Труп
неадекватен жизни, и кто шагнул за черту, пока еще не испус-
тив дух, просто забежал вперед.
Я думаю, что сам я когда-то давно поспешил забежать вперед.
Чингисхана ребенком пугали собаки. Гумилев намекал, что
Чингисхан был с отклонениями - для монгольского мальчика
бояться вездесущих собак было скандально.
Он родился от светлого духа, пробившегося сквозь дымник
юрты, и, глядя на собак, он вспоминал, видимо, щетинистую
шкуру смуглой матери Алан-гоа, впервые замеченную отцом.
Я подозреваю, что бедных «бдительных ангелов» к «дочерям
человеческим» влекло нечто иное, нежели их красота.
..
Забегая вперед - мы забегаем назад. Страстотерпец Аввакум
в детстве увидел мертвую корову. С этого момента его судьба
была предопределена. У меня есть навязчивые мысли об окра-
ске этой замеченной им невзначай издохшей скотины. Но я о
них умолчу. Узнал, что есть целая область в медицине, которая
занимается состояниями, непосредственно предшествующими
уходу. Это «терминальная» медицина, или «паллиативная ме-
дицина». Очень странная сфера, где мы ускользаем от одержи-
мости других врачебных зон - починить человеко-механизм
во что бы то ни стало. Или сымитировать по меньшей мере
этот процесс. Терминальная медицина не лечит. В ней есть что-
то философское. Я давно не видел таких интересных взглядов,
1 2 6
ОМ 68
Н О Я Б Р Ь 2002
предыдущая страница 109 ОМ 2002 11 читать онлайн следующая страница 111 ОМ 2002 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст