Єкатерина Васильева
смиренная
Минута Екатерины Васильевой на экране ценится дороже километров пленки без ее участия. Работами
в фильмах «Бумбараш» или «Не болит голова у дятла» она разрушила понятие «второплановая роль».
Сегодня Васильева почитает лицедейство за дьявольский искус и называет себя умершей для мирской
жизни. Циничный Игорь Григорьев заподозрил было актрису в неискренности, но все ж не смог устоять
перед потоком любви и благостности.
Екатерина Васильева:
Знаете, я прочитала ваш разговор с Демидовой.
..
(Задумывается.)
Игорь Григорьев:
Я понимаю, что вы хотите сказать. Просто Алла Сергеев-
на была не совсем искренна со мной.
ЕВ:
Так имела полное право! Какой-то способ защиты должен быть от
беспардонности журналистской.
ИГ:
Как вам сказать, это уже другая тема - беспардонность.
ЕВ:
Сколько уже случаев у всех у нас с журналистами.
..
ИГ:
Вы знаете, если нет повода, то и защищаться незачем. Я пришел не
нападать. Я пришел, зная кое-что о ней. Но я считаю своим долгом идти
на встречу подготовленным.
ЕВ:
Ведь вы же могли это всё опустить. У вас же всегда есть такая возмож-
ность. Понятно, что Алла вас сильно задела, но ощущение такое, что вы
ИСКАЛИ этот повод с ней расквитаться. Это ведь настолько очевидно.
..
ИГ:
Да я и сам от себя не ожидал. Я, вообще-то, перед ней извинился. Ну
а к вам я с миром. Это точно.
ЕВ:
Слава Богу, да мне просто повезло!
(Смеется.)
ИГ:
И потом, я всегда дружу со Львами. Ведь вы же Лев?
ЕВ
(
задумывается
,
некоторая пауза):
Ну да, в прошлой жизни была.
..
ИГ:
Как - в прошлой жизни?
ЕВ:
Была, пока не узнала, что всего этого не существует.
ИГ:
И каким образом вы это узнали?
ЕВ:
В православной церкви нет таких понятий. Вот и всё.
ИГ:
Мне бы так не хотелось говорить с вами о религии и церкви.
..
ЕВ:
Боюсь, не получится.
ИГ:
Серьезно?
ЕВ:
Думаю - да, но попробую. Понимаете, что проис-
ходит.
.. Я давно живу как бы в другой системе коор-
динат. Мне непросто разговаривать со светскими
<
людьми.
..
ИГ:
Есть ли дата, за которой вы оставили свою про-
шлую жизнь?
ЕВ:
Может быть, это встреча с моим духовным отцом.
(
Двадцать пять лет тому назад. Может быть, с этого
дня все прошлое стало отпадать. Про жизнь
«до»
свя-
щенники говорят так: «Это было еще при жизни».
..
ИГ:
Вас не смущает эта фраза?
ЕВ:
Это нормальная фраза. Это значит, что человек
умер для мира.
ИГ:
Интересно, сколько свобод вы потеряли, умерев
для этого мира?
ЕВ
(
восклицательно
): Потеряла?! Я только приобрела
свободу!
ИГ:
Вы даже не смогли самостоятельно принять реше-
I
ние о встрече со мной. Вас на это должен был благо-
,
словить священник.
ЕВ:
Ну и слава Богу! Цель моей жизни - это спасение
I
души, и батюшке виднее, что полезнее моей душе,
а что нет.
4
ИГ:
Вы по каждому поводу спрашиваете разрешения
у батюшки?
ЕВ:
Когда уверена в своем выборе, то нет.
«
сих пор мне не удалось наладить диалог с бого-
словами. Я - хочу, они - нет. Наверное, я им не
нужен. Кто от этого больше теряет - вопрос.
Я все равно до чего-нибудь докопаюсь. Сам. Но
для чего ж тогда Павел церковь построил?
РПЦ явно не хватает хорошего пиара. Своей кост-
ной неповоротливой позицией она шуганула от
себя многих ярких, мыслящих, харизматичных
людей, способных составить живой авангард без-
думной паствы.
Недавно я видел по телевизору, как отпевали
. I
очередного подстреленного вора в законе. Жло-
1
бы с массивными крестами на бычьих шеях коле-
Ц
нопреклоненно припадали к алтарю. Что они там
I
нашептывали себе в своих молитвах, эти уроды,
{
можно только догадываться. Меня сразила кар-
|
тинка, когда несколько особо кающихся быков
I
припали к руке батюшки. Милосердный батюшка
1
положил руку на голову одного заблудшего сына,
Р|
К религии я всегда тя-
^
нулся.
Л Д
Сначала незрело, следуя
инстинктам.
Потом - это было где-то
в конце 80-х - все ломанулись в церковь и стало
модным отстоять на службе. Чтобы горланить на
каждом углу, что отстоял.
Потом наступило осознание. Когда я понял, что
так не следует делать.
А потом это случилось по необходимости.
Это было в 99-м. Я жил в Праге, в своей добро-
вольной ссылке. Я был брошен, смущен, повержен,
раздавлен. Распят. Я искал, на что опереться.
Мысль отправиться в церковь возникла спонтанно,
в одно утро. Помню, это было хмурое утро. Помню,
не дошел, а добежал до Ольшанского кладбища.
Помню, просил исповедовать. Помню, отказали по
причине неурочного часа. Помню, бродил по сыро-
му городу. Потом плохо все помню.
..
Потом вроде как мне сказали, что есть еще один
православный храм, в центре города. Поплелся ту-
да. На воротах бумажка: “Храм на реконструкции.
Извините". Помню, до вечера бродил.
.. Как отказ-
ник. Можете представить, каково оно, когда один
раз за тридцать лет надо было, а тебе отказали?
Вскоре я вернулся в Россию. Разобрал большой
чемодан, собрал другой, поменьше, и улетел в Ги-
малаи. Гималаи улыбались мне. Улыбались ламы.
Я приперся в монастырь в майке от Пола Смита
с аппликацией из женских сисек на груди. Ламы
смущались, но улыбались. Меня любили. Впер-
вые в моей жизни бескорыстной любовью.
Так я отдал сердце другому небу.
Дело, конечно, не в этой всей сопливой лирике,
а в том, что к православию у меня, как у право-
славного (по вере земли), всегда было много во-
просов. Они до сих пор остаются без ответов. До
124
ОМ 75
ИЮЛЬ - АВГУСТ 2003
предыдущая страница 111 ОМ 2003 07-08 читать онлайн следующая страница 113 ОМ 2003 07-08 читать онлайн Домой Выключить/включить текст