ИГ:
Как часто вы НЕ уверены в своем выборе?
ЕВ:
Скажем, с антрепризой, с которой я езжу по стране.
.. В ней есть мо-
менты, которые меня сильно смущают.
ИГ:
И что, батюшка вас благословил на это?
ЕВ:
Я не смогла от нее отказаться и, чтобы не ставить батюшку в нелов-
кое положение, приняла решение сама.
ИГ:
Вы не ощущаете некоего напряжения в такой постановке вопроса?
Там, где вам нужно, вы просто ставите батюшку в известность постфак-
тум?
ЕВ:
Да это один раз, буквально! За многие годы это такой компромисс!
Я -
*
*
ИГ:
Скажите, как традиционно строится ваш сегодняшний день?
ЕВ:
У меня сын - священник, поэтому мы живем по церковному календа-
рю, не по светскому.
ИГ:
Когда вы просыпаетесь?
ЕВ:
Просыпаемся мы рано, где-то в восемь.
.. Либо мы идем все вместе на
службу, либо батюшка уезжает один. Если я не иду на службу, то встаю,
молюсь, читаю утреннее правило.
ИГ:
Где вы молитесь?
ЕВ:
У себя в комнате.
ИГ:
Вы стоите на коленях?
ЕВ
(смеется):
Почему же на коленях?
ИГ:
Что, можно сидя?
ЕВ:
Нет, сидя нельзя. Стоя.
..
ИГ:
Все-таки стоя?
ЕВ:
Стоя, да.
.. Перед иконами.
ИГ:
Потом?
ЕВ:
Потом возвращается со службы батюшка. Обедаем, внуки ложатся
спать.
..
ИГ:
Простите, я не понял, кого вы называете батюшкой?
ЕВ:
Батюшка - сын мой.
ИГ
(
удивленно):
Вы называете своего сына батюшкой?
ЕВ:
Ну да, батюшка, отец Димитрий.
..
ИГ:
Извините, сколько вашему сыну лет?
ЕВ:
Тридцать вот было.
ИГ:
Это было ваше желание, чтобы он вошел в церковь?
ЕВ:
Вы знаете, я даже об этом мечтать не могла.
..
(Смеется.)
То, что это
так случилось.
.. Это счастье, конечно. Чудо.
ИГ:
Вы оказывали на него давление в его выборе?
ЕВ:
Разве такой крест можно взваливать на человека против его воли?
Это же крест тяжелейший!
ИГ:
Быть священником?
ЕВ:
Конечно! Настоящая мужская работа!
ИГ:
Какое у вашего сына образование?
ЕВ:
ВГИК. Режиссерское.
ИГ:
Естественно, он не работал по своей профессии?
ЕВ:
Нет.
ИГ:
Долго он колебался, по какому пути пойти?
ЕВ:
Без ложной скромности.
.. Он очень одаренный че-
ловек. Поэтому, конечно, было большое искушение.
ИГ:
Не согласитесь ли вы, что, умерев для мира, он
тем самым лишил мир одаренного кинорежиссера?
ЕВ:
Давайте о нем не будем, потому что я не могу за
него говорить. Вы его спросите, он вам расскажет.
ИГ:
Я, в общем-то, вас хотел спросить о том же. Вы за-
думывались над тем, скольких ваших искренних и го-
рячих поклонников вы предали, перестав сниматься?
ЕВ:
Игорь, ну же! Ведь без конца крутят все эти филь-
мы со мной! Этих «Чародеев», «Соломенные шляп-
ки», это «Обыкновенное чудо».
.. Как предала?!
ИГ:
Лично я потерял с вашим уходом в церковь один
из немногих источников вдохновения.
ЕВ
(
перебивает):
Игорь, вы меня не поняли. Я не за-
вишу в этом смысле от церкви. Я сама не хочу рабо-
тать. Я не хочу играть. Понимаете?
ИГ
(
сконфуженно):
Нет.
ЕВ:
Это как бы давным-давно исчезнувшее желание.
И если я сейчас где-то снимаюсь или участвую в ант-
репризе, то это только для заработка. Только!
ИГ:
Простите, я вас не очень хорошо понимаю.
ЕВ:
Если бы я хотела работать, то я бы работала. Тут
нет никакого пресса со стороны церкви. Это от меня
исходило. Более того, я долго умоляла батюшку, что-
бы он благословил меня не играть больше. Но он, как
человек мудрый, понимал, что я не готова это бро-
сить, что это никому не нужно - ни мне, ни людям,
как вы говорите.
.. И когда он действительно понял,
что мне тяжело, невыносимо - это случилось после
«Орестеи», когда я просто в слезах приползла к нему
и сказала, что больше я не могу этим заниматься.
..
ИГ:
С чем это было связано?
ЕВ:
Я уже не помню, ну оттого, что я больше не могла
играть.
ИГ:
Из-за этого у вас случился конфликт со Штайном?
ЕВ:
Да, он это чувствовал. Придраться вроде бы было
не к чему - технически я мощно играла, но он-то по-
нимал, что «мои деньги в другом банке».
.. И его это
так раздражало!
потом другого и, по всей видимости, благосло-
вил. А потом показали, как, прощенные, они
разъезжались - каждый на свою сходку, получив
духовную лицензию на беспредел.
Я передергиваю, конечно. Но та хроника застави-
ла меня вспомнить некоторые лица некоторых
конфессий.
Знаете, как у какого-нибудь “ревлона" всегда
есть "лицо” (кто сказал, что “Ревлон" менее вли-
ятельный, чем англиканская церковь, скажем?),
так и у религий есть свои role models. Мусульма-
не заполучили недавно в качестве такового Уилла
Смита. Мадонна прибилась к каббалистам (те уж
точно не ожидали такого офигенного подарка -
прикиньте, во сколько раз приумножилось число
каббалистов на этом свете благодаря Мадонни-
ной выходке; лично я знаю таких с десяток -
в основном это модные светские тетки). Иудеи
прописали Кляйна и Зету-Джонс. Буддисты, по-
жалуй, уже и не рады прописывать никого, а к
ним все прибывает, и нет им числа. (Тут недавно,
к своему изумлению прочитал, что Валерий Ле-
онтьев тоже склоняется!) Кришнаиты еще лет сто
будут носиться с Харрисоном (Джорджем). У рев-
ностных католиков есть Челентано.
А у православных есть великая русская актриса
Катя Васильева.
Открытая, светлая, честная, на голове платок,
смешливая, любящая, любимая, искренняя в сво-
их откровениях, кованая кровать под образами
в спальне, “боржом" прям из горлышка, участли-
вая, помолилась перед интервью, живая. В об-
щем, клёвая.
Я готов простить православию многое. Только за
то, что у них есть такая.
Екатерина Сергеевна говорит: “Игорь, приходите
к нам в гости, поговорите с отцом Димитрием. Он
такой умница! Он вам все объяснит.
..”
Пойду. Нет, правда, такой необходимости, как
хмурой осенью 99-го. Но все равно пойду.
МВ! Еще раз. Чтобы не быть неправильно поня-
тым. Всё, о чем я тут выше, никакого отношения
к истинной вере не имеет.
126
ОМ 75
ИЮЛЬ - АВГУСТ 2003
предыдущая страница 113 ОМ 2003 07-08 читать онлайн следующая страница 115 ОМ 2003 07-08 читать онлайн Домой Выключить/включить текст