кино
надо же, он это сделал!» - поворо-
ты, что придумал гений Триера.
Помнится, режиссер умолял не
разглашать финал «Танцующей в
темноте» - тоже мне, как будто
кто-то не догадался о предрешен-
ной участи висельницы Сельмы.
«Догвилль» - другой коленкор.
Хотя предупредить о весьма не-
ожиданном эстетическом методе,
избранном Триером на стыке анг-
лосаксонской прозы и брехтов-
ского театра, не возбраняется. Де-
ло в том, что «Догвилль» по внеш-
ним признакам - трехчасовой
спектакль на пленке, причем с хо-
рошей романной основой из де-
вяти глав с прологом и эпилогом.
Затерянный в Скалистых горах
городок Догвилль буквально на-
рисован на целлулоидной карте.
Вся история разыгрывается в ги-
гантском ангаре, на полу которого
вычерчены контуры улиц (в Дог-
вилле их раз-два и обчелся) и ли-
шенных стен домов; когда кто-ни-
будь из героев стучит в дверь, его
рука, как рука мима, лишь прика-
сается к воображаемому дереву,
зато раздается реальный звук. В
Догвилле лишь слышен собачий
лай - пес вместе с будкой тоже на-
рисован, что не мешает одному из
местных пацанов получить от от-
ца суровую выволочку за то, что
скормил собаке кость. Ведь все
страсти, что разгораются на цент-
ральной улице Вязов, случаются в
начале 30-х, в разгар Великой де-
прессии, когда людям было есть
нечего, не то что собак раскарм-
ливать. Если в Догвилле день -
стены ангара обтянуты белой ма-
терией и подсвечены софитами,
если ночь - осветители идут до-
мой, параллелепипед сценическо-
го пространства обволакивает
черная ткань. Никогда прежде ки-
но не отваживалось на такую сте-
пень театральной условности.
Экстремист Триер по-прежнему
смелее большинства коллег.
Без страха быть побитым буду-
щим зрителем, можно рассказать
и о зачине «театрального романа»
Триера, разместившегося аж на
150 бумажных страницах сцена-
рия. Он обстоятельно, в духе Дик-
кенса, погружает в патриархаль-
но-добропорядочный мир
Догвилля, знакомит с его мило-
странноватыми обитателями. И
приводит в городок добросердеч-
ную странницу с говорящим име-
нем Грейс, бегущую от распоясав-
шихся в годы сухого закона все-
сильных гангстеров. В нее влюб-
ляется юный Томас Эдисон, мора-
лист, мечтающий о будущем
большого писателя и верящий в
способность красоты спасать мир.
И в прочих догвилльских гражда-
нах Грейс скоро обретает добрых
друзей. Но мудрый Триер пони-
мает хрупкость рая на земле. И
вот уютный штиль набухает гроз-
дьями гнева. В городе сгущается
фолкнеровский мрак.
Николь Кидман уже во второй
раз - после «Других» Алехандро
ЭКСТРЕМИСТ
ТРИЕР ПО-
ПРЕЖНЕМУ
СМЕЛЕЕ
БОЛЬШИНСТВА
КОЛЛЕГ
Аменабара - играет в фильме с
шоковым финалом, и вновь ее ге-
роиню зовут Грейс. Последние ра-
боты избавившейся от семейных
пут Николь - одна другой краше,
но даже они меркнут на фоне
«Догвилля». Интересно, во време-
на «Дней грома», когда простуш-
ка-австралийка со вздернутым
носиком беззаботно нежилась на
экране с Томом Крузом в гон-
щицком шлеме, поверили бы мы,
что спустя десятилетие она ока-
жется способной сыграть в фан-
тазии о Втором пришествии?
Вряд ли. Однако это произошло.
Триер вообще умеет добиваться
от актеров предельных достиже-
ний. В «догвилльскую» команду
вошли как проверенные люди,
вроде Стеллана Скарсгора, Барра
и, конечно, Удо Кира, так и луч-
шие лица офф-голливудской
Америки - Бен Газарра, Хлоя Се-
виньи, Джеймс Каан, Филип Бэй-
кер Холл и Джереми Дэвис. Осо-
бой хвалы достоин непосредст-
венный партнер Николь Кидман,
англичанин Пол Беттани в роли
Тома. Этот рыжий парень был в
прямом и переносном смысле
светлым пятном «Истории рыца-
ря», где играл, ни больше ни мень-
ше, самого Джеффри Чосера, авто-
ра крамольных и охальных «Кен-
терберийских рассказов». Он же
был выдумкой, терзавшей мозг бе-
зумного математика Расселла Кроу
в «Играх разума». Теперь он соста-
вляет вместе с Кидман филигран-
ный дуэт, изначально заявляющий
о подлинности чувств в нарочито
условном «Догвилле».
«Кошмар на улице Вязов», «Амери-
канская трагедия», «Апокалипсис
наших дней», «120 дней Содома»,
«Теорема», «Последнее искушение
Христа», «Шум и ярость», «Ангел
истребления», «Собачий мир» или
«Собачий пир» - любое из этих на-
званий могло бы принадлежать
фильму Ларса фон Триера. Драме,
незаметно мутирующей в мистиче-
ский триллер, спектаклю, вдруг
оборачивающемуся муками и ра-
достью реальной жизни, абсурдно-
бытовому случаю, неожиданно
восходящему к притчевым обоб-
щениям. Триер выбрал нейтраль-
ное - «Догвилль». Наш городок.
Дом, в котором я живу. В конце
концов, не в Америке суть. ■
40
ОМ 75
ИЮЛЬ - АВГУСТ 2003
предыдущая страница 32 ОМ 2003 07-08 читать онлайн следующая страница 34 ОМ 2003 07-08 читать онлайн Домой Выключить/включить текст