просто потому, что понравился рисунок, для меня
'ЭТО
не было просто
данью моде. Идея появилась позже, после рождения Бруклина. Как-то я
разговорился с Мел Би и ее тогдашним мужем Джимми Гулзаром по
поводу татуировок, а в итоге оказался у голландского мастера, который
сделал все татуировки Джимми. Я понял, что хочу, чтобы мои тату были
«говорящими», символизировали близких мне людей — жену и сыновей,
поскольку хочу, чтобы они всегда были со мной.
Иногда мы шутим в семье по поводу шумихи, поднятой вокруг
нашей семьи, называя все это “Мыльный пузырь Бекхэм". Виктория, я,
Бруклин и Ромео — дома, в магазине, на отдыхе.
.. А мы — просто очень
дружная семья, которая любит делать то же, что и все другие семьи. Но,
поскольку работа заставляет нас часто появляться на публике, обычные
для нас дни перестают казаться такими. Моя команда участвует в играх
Лиги чемпионов, встречи происходят на переполненных стадионах, и
миллионы телезрителей во всем мире следят за тем, что происходит на
футбольном поле, Виктория записывает новые трэки в нью-йоркской
студии, потом мы оба прыгаем в самолет, чтобы сняться в японском
рекламном ролике на пляже в Таиланде. А рядом с нами, помогая
увеличиваться пузырю известности, крутятся папарацци, появляются
неприятные слухи, передаются всякие небылицы, бесконечные истории
с нашими именами фигурируют на первых страницах журналов и газет.
Но мы-то знаем, что все это выдумки. А правда — она в том, что есть
семья и есть друзья, которые помогают нам пережить все это. В нашей
жизни происходило много как странных, так и радостных событий, и
ощущение, что рядом есть близкий тебе человек, придает силы. Думаю,
Виктория тоже это чувствует.
Самая легкая моя семейная обязанность — любить Бруклина и
Ромео, проводить с ними больше времени, заботиться о них, это ведь
родительский инстинкт. Гораздо сложнее помочь им преодолеть те
сложности, которые создает «Мыльный пузырь Бекхэм». Угрозы
похищения моих детей всерьез изменили мое отношение к вопросам
найма охранников. Мои дети не выбирали себе родителей, и меня всегда
огорчает, что их ввязывают в дела, к которым они не имеют никакого
отношения. Ведь если обо мне появляется злобная статья, я легко могу
справится с этим сам — звоню автору и говорю, что у него с головой не
все в порядке (и это я делал не раз). Но если угрожают моим детям, их
жизни — как мне себя вести?
Когда нужно защищать свою семью, не всегда можешь сразу
найти правильное решение, поэтому первым делом обращаешься за
советом к хорошим знакомым. Мне повезло, что мой тесть работает в
сфере охранных технологий, и хотя полиция всегда старалась нас
защищать, да и сами мы тщательно все проверяем, никто не застрахован
от ошибок. Нет такого руководства или учебника, с которым можно
было бы свериться, правильно ли ты все сделал. Нельзя же полностью
отгородиться от мира, но и жить в постоянном страхе, думая о том, что
может произойти, тоже нельзя. Необходимо найти баланс между
строгими мерами предосторожности и нормальными жизненными
потребностями. Сейчас я уже привык к людям, которые о нас заботятся,
научился доверять им, и мне не нужно все время огладываться по
сторонам. Когда чувствуешь себя в безопасности, можешь спокойно
бывать на людях, жить своей жизнью. Мы с Викторией любим брать
Бруклина и Ромео с собой в ресторан, можем остановиться на заправке,
чтобы запастись едой в дорогу. Мы ходим в местный супермаркет,
бродим там по рядам в поисках любимых продуктов, и я не хочу
заказывать еду по телефону или через Интернет. Я по-прежнему
остаюсь тем, кем был, и мне очень важно жить так же, как и прежде,
чтобы оставаться собой. Я не имею ничего против того, чтобы
поговорить с людьми или дать автограф — ведь я сам часто просил
автографы у игроков «Манчестер Юнайтед», когда был мальчишкой. Но
мне не нравится потом видеть подписанные мною вещи на интернет-
аукционах: неприятно, что кто-то пытается заработать на чужой
популярности, и здесь тоже надо найти баланс.
Пару лет назад Дэйв Гарднер с подружкой были проездом в
Лондоне, и мы с Викторией решили пригласить их на ужин в ресторан
Ivy. Дэйв приехал первым и потом удивил меня рассказом о том, как
неприветливый метрдотель мгновенно сделался услужлив, узнав, кого
они ожидают. Когда мы подъехали, репортеры уже окружили ресторан.
Дэйв начал было подшучивать над тем, что я стал слишком знаменит, но
тут мы одновременно заметили на другом конце зала Его.
— Это Он?
— Да, наверное.
— Ну нет, не может быть!
Но это был Он. Сам Майкл Джордан сидел за угловым столиком,
попыхивая огромной сигарой.
— Да ты посмотри, кто с ним!
Один из моих самых любимых героев болтал с Мадонной, певцом
Рики Мартином и Томом Фордом, креативным директором Gucci в то
время. Мы с Дэйвом и про еду забыли, все смотрели на него.
— А может, попросить у него автограф на салфетке?
— Нет, в Ivy это запрещено.
И
вдруг нам
приносят бутылку шампанского от Майкла
Джордана и Мадонны в качестве поздравления с рождением сына (дело
было вскоре после рождения
Бруклина).
Потом
они подошли
поговорить, Мадонна была знакома с Викторией раньше, а я с ней
познакомился
в
Ныо-Йорке
на
Мэдисон
Сквер,
после
моего
возвращения из Франции. Но Майкл Джордан!.
. Я вел себя как ребенок,
не знал что сказать. Это был потрясающий вечер. Самое удивительное в
нашей с Викторией жизни — то, что люди, о знакомстве с которыми я не
мог и мечтать, в итоге становятся моими друзьями. Я встретился с
Элтоном Джоном на показе коллекции Versace в Италии, он сел рядом и
взял на себя инициативу знакомства, а поскольку уже был знаком с
Викторией, то и решил завести дружескую беседу. Думаю, достигнув
Дэвид Бекхэм. Му Side
ГТатуировка с именем сына 2. Самый главный день в жизни Виктории и Дэвида 4. В аэропорту Хитроу по пути в Мадрид. 2003 год
138-я СТРАНИЦА ЖУРНАЛА ОМ
предыдущая страница 102 ОМ 2003 11 читать онлайн следующая страница 104 ОМ 2003 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст