Моя
жизнь
не
всегда
была
так
трагично
несчастлива.
..
Париж,
тридцать
первое
декабря
тысяча
девятьсот
восемьдесят
пятого
года.
Я
временно
разошелся
в тот
год с тяжелой Наташей Медведевой, и мы
жили
на
разных
квартирах.
В
меня
была
влюблена
тогда
немецкая
девочка-
журналистка Изабель Гроу. Она писала для
модного
глянцевого
журнала
«Темпо»,
у
нее
были
длинные
ножки,
тонкие
ниже
лопаток
волосы
девочки
из
приличной
семьи.
И
от
нее
обильно
и
нежно
пахло
духами
«Кристиан
Диор»,
ими
когда-то
душилась,
грешными,
другая
модная
девочка в городе Москве.
Изабель была
темная блондинка.
Ее папа-адвокат отправил ее в
Париж учиться.
Она
училась
в
Сорбонне
и
писала
для
«Темпо»
репортажи,
в том числе и обо мне.
Мы вместе «вращались» или,
как
сейчас
говорят,
«тусовались»
среди
парижских
экспатриантов,
то
есть
иностранцев:
это
были
немцы,
американцы,
был даже художник-ирландец.
Париж в восьмидесятые
был
дешевым
городом
для
иностранцев.
Многие
пытались
повторить
судьбу Джойса,
или
Хэмингвея,
или
Пикассо.
Тогда
я
не
ценил
себя
очень
уж
высоко.
Я
ходил
в
советской
солдатской
шинели
стройбата,
с
золотыми
буквами
СА
на
черных
погонах,
был
автором
четырех
романов,
изданных по-французски
и
имевших шумный успех.
Я жил в Париже шестой год.
Другой считал
бы все это основанием для того, чтобы быть наглым на моем месте.
Но я ставил планку выше и переживал к тому же разрыв с Наташей,
с
адским,
как
позднее
выяснилось,
персонажем.
А
Изабель
приходила
соблазнять меня
в
мою мансарду
на
рю де Тюренн,
она
вытягивала
ножки,
принимала
позы.
Но
я
почему-то
спал
с
кем
угодно,
только не с ней,
а
был для
нее вроде старшего брата.
Тридцать первое мы решили провести на колесах, наша компания. Мы
загрузились в несколько автомобилей и начали рано. Мы заехали на
квартиру американцев близ Ле Алля.
Помню,
когда мы выходили из
авто, побелевшие плиты тротуара, что указывает в Париже на мороз.
Снега в ту зиму
не было, он обильно выпал лишь на следующий Новый
год.
А тогда
мои лаковые туфли отпечатывали на
белой изморози
следы.
А
нужно
еще
сказать,
что
на
мне
был
токсидо,
то
есть
смокинг - брюки с лампасами и сам смокинг. И
белое пальто поверх.
Белое
пальто
я
купил
когда-то
в
Нью-Йорке,
но
надевал
его
считанное количество раз. А тут такой случай - Новый год, Париж,
красивая германка тоненькая Изабель с большой грудью. Марихуана
американцев
сблизила
нас,
и
мы
целовались.
Я
думаю,
глядя
в
прошлое, что мы были очень красивой парой, стильной.
От американцев спустя пару часов мы помчались дальше. Париж и в
обычные
ночи
напоминает
праздник,
а
в
season
of
g re e tin g s,
между
Кристмасом
и
Новым
годом,
он
-
симфония
огней.
К
подсветке исторических памятников присоединились растяжки на
улицах, вспыхивавшие сотнями тысяч лампочек. Изабель сидела у
024-я
СТРАНИЦА
ЖУРНАЛА ОМ
меня на коленях,
и даже сквозь пальто я чувствовал ее горяч
ляжки и задик. Может, они горели от выпитого ею шампанского?
Уже
в
новом,
тысяча
девятьсот
восемьдесят
шестом
году
домчались за Париж в пригород, где в особняке некоего неприлич
богатого еврея были танцы.
И
был кокаин.
И
конечно, еще и е
шампанское.
Там,
казалось,
был весь Париж!
Я встретил свое
приятеля
Пьер-Франсуа
Моро,
и
встретил
элегантного
носато
Алена Брауна с соплей алого платка из нагрудного кармана, и є
подругу,
и девушек
из
порно-журнала
«Женские
письма»,
Анн
Кароль. Все они, красивые и возбужденные, танцевали, бегали
зала
в
зал.
все
были
молодые
и
красивые.
Толстый,
привыч
пьяный хозяин-еврей слонялся по залам с сигарой, в смокинге, к
и я,
и получал видимое удовольствие от веселья своих гостей,
подобных сборищах можно прочесть у Скотта Фитцжеральда.
Т
было несколько сотен гостей! Играли два оркестра!
Уже много позже того как рассвело, мы с трудом поднялись в ^
мансарду
и
свалились
спать,
полураздевшись.
Я,
Анн,
Карог
ирландский мальчик с фамилией, начинающейся на
«О»,
и Изабель,
тотчас уснули вповалку шампанским утренним сном, и во сне я дыи
духами «Кристиан Диор»,
ибо спал,
уткнувшись носом в душист
гривку
Изабель.
А
рука
моя
покоилась
на
ее
ляжке,
где
с
сподобилась порвать чулок.
Прошлое бывало и красивым, не правда ли?
P.S. МЫ ЦЕЛОВАЛИСЬ В НОВЫЙ ГО*
НО
ВСЕ КОГДА-НИБУДЬ
ПРОЙДЕТ, -
ПРИШЕЛ ТЮРЕМНЫЙ НОВЫЙ
ГОР
И ЧАСОВЫЕ
У
ВОРОТ.,
АРИФМЕТИЧЕСКИЙ
РАСЧЕ
ГЛАГОЛЕТ:
ГОРСТКА
ЛЕТ
ПР0ЙДЕ1
СУДЬБЫ
СМЕСТИТСЯ
КОЛЕС
И ДРОГНЕТ ЧАША У ВЕСОВ.
.
ТО ДРОГНЕТ
ВНИЗ
ТО
ВВЕРХ
ОКОЛЬЗНЕТ
ТЮРЕМНВІИ
ООП
-
СЧАСТЛИВЫМ
год,,
С
ТАТУИРОВКОЙ
НА
ІДЕКІ
СИДИТ ПАРНЯГА В КАБАКЕ
ТЫ
ВИДИШЬ,
МИЛАЯ,
он
свої
КАК ТЫ ДА Я, ДА МЫ С ТОБОЙ.
ВЕДЬ
НА
КОЛЕННОЙ
ЧАШК
У
ТЕБЯ
ЦВЕТОК
А
НА
ПРАВОЙ
ЛЯЖКІ
ГОЛУБОК.
.
. ИЗ ТЮРЕМНОЙ ЛИРИКИ, 1
ЯНВАРЯ 2003
го;
предыдущая страница 16 ОМ 2003 12 - 2004 01 читать онлайн следующая страница 18 ОМ 2003 12 - 2004 01 читать онлайн Домой Выключить/включить текст