ТЕКСТ
ЭЛЕН ИО НСО Н
ФОТО
ЕЛЕН А БЕЛОУСОВА. ЕВГЕНИЙ ГУРКО. СЕРГЕЙ
Яна мечется. Она взволнованно ходит взад-вперед
и тихо ворчит на охранников. Они недавно работа-
ют здесь, еще не знают ее, не понимают, какую
роль играет эта женщина в Большом театре.
Яна опять выходит на улицу, спектакль скоро дол-
жен начаться, а где же ее «команда»? Команда
знает, что Яна всегда ждет их около входа в поло-
вине седьмого. Сегодня их шесть человек, доволь-
но мало. Обычно приходит человек десять, а ино-
гда и под сорок. Яна - «министр». Так называют
лидеров клакеров. «Министр» обзванивает всех
членов своей клаки и приглашает бесплатно пойти
в Большой театр. В ответ они должны следить за
каждым движением лидера во время спектакля.
Копируя ее поведение, слаженно аплодировать
или хранить молчание.
Сегодня Яне и ее команде повезло - им доста-
лись места возле самой сцены. Первые па моло-
дой танцовщицы Анастасии Горячевой вызывают
громкие аплодисменты первого ряда партера, и
сразу становится понятно, кого сегодня поддер-
живает Янина команда. Главное в «министер-
ском» деле - это выбор любимого танцовщика.
Поэтому «министры» являются настоящими экс-
пертами балета. Яна разыскивает своих будущих
подопечных еще в хореографическом училище.
Она тщательно следит за каждым новым курсом.
Перед тем как сделать выбор, Яна проводит
большой объем работы: общается с педагогом
танцора, знакомится с его родителями. Иногда
она берет под крыло детей своих знакомых из ба-
летных династий.
Настя Горячева - одна из избранных. Всего у
Яны двадцать подопечных, которые занимают все
ее время. Можно сказать, что она для них и ж и-
вет, находясь в тени их известности. «Балет -
это адский труд, боль, напряжение всех физиче-
ских и моральных сил для артиста. А я даю им
возможность почувствовать себя звездами. Для
меня - это большая нервная нагрузка. Они при-
выкли, что я всегда рядом, они могут позвонить
мне в любое время дня и ночи. Я всегда должна
быть готова их поддержать, вытереть слезы, дать
нужный совет. Они же рассчитывают на меня»,
- говорит Яна.
Клакером она стала двадцать лет назад. Это про-
изошло по чистой случайности. Ее перепутали с
другим человеком и пригласили пойти в Большой
театр в качестве клакера. Первое время, посещая
спектакли по инерции. Яна решила для себя, что
работа в команде не для нее. Но к этому времени
у нее установились дружеские отношения с неко-
торыми исполнителями. Артисты сами стали ей
звонить и постоянно приглашать на спектакли.
Так Яна помимо своей воли стала клакером. За-
тем и «министром».
С тех пор она ходит в Большой театр каждый
день, иногда даже два раза вдень. Большой театр
стал ее вторым домом. Раньше предводитель кла-
керов совмещала свою вторую жизнь с работой,
но какое начальство выдержит постоянные отлуч-
ки подчиненного? Яне пришлось покинуть долж-
ность и найти себе спонсора, который смог бы
обеспечить ее жизнь в театре. Имя финансового
покровителя она держит в секрете. От самих ар-
тистов. как утверждает Яна, она денег не получа-
ет, только билеты на спектакли, и считает, что ру-
ководить клакой —
«это больше чем просто
работа, это стиль жизни».
Вдруг, минут за десять до антракта, Яна резко вста-
ет и выходит из зала. Я тороплюсь следом. Выяс-
няется, что Настя больше не будет танцевать в
этом акте. Яна приходит в театр единственно для
того, чтобы поддержать своего артиста. «Смотреть
один и тот же спектакль четыре раза, естественно,
становится скучно. Иногда даже мучительно.
«Шопениану» я просто ненавижу, сижу и мучаюсь,
но что делать? Приходится идти - это моя рабо-
та», - сокрушается Яна. На «невыносимых» спек-
таклях основную часть действия Яна просиживает
в буфете и появляется в зале только на выходах
своих любимцев.
Поскольку клакеры досконально знают весь ре-
пертуар театра, либретто спектаклей и сценарии
постановок, они внимательно следят за каждым
движением танцовщиков, примечая их слабости.
«Во время спектакля нам нельзя расслабляться
ни на минуту. Надо все время думать, когда лучше
дать артисту отдохнуть. Мы им просто даем воз-
можность дышать. Физически», —
замечает «ми-
нистр». Клакеры часто специально затягивают
паузы с аплодисментами, чтобы дать своим испол-
нителям промассировать опухшую ногу и восста-
новить дыхание. Часто команда клакеров аплоди-
рует чужому артисту - только бы продлить отдых
своего протеже. «Отдых необходим танцовщику
во время па-де-де, танцовщик выполняет под-
держки, требующие больших усилий, а после ему
предстоит перед публикой показать все физиче-
ские возможности сольного мужского танца. Ба-
лерина также нуждается в передышке после седь-
мого пируэта».
Рассказывая о Большом театре, Яна как будто гово-
рит о своей семье. Вот мы идем по фойе театра в ан-
тракте, и мой проводник здоровается со всеми, по-
казывает мне своих коллег по цеху, рассказывает об
их подопечных. Паша, брюнет лет сорока, с унылым
и рыхлым лицом, —
один из них, он поддерживает
партнера Насти. Его команда хлопала явно тише
Яниной. Почему? Яна объясняет, что Паша немного
сердит на своего танцора за то, что тот поздно сооб-
щил о своем сегодняшнем выступлении. Паше было
трудно вовремя собрать всю команду. Хотя клакеры
и готовы многим пожертвовать ради любимого ис-
полнителя, они настойчиво требуют к себе уваже-
ния. Бывает, что артисты слишком надеются на
свою клаку. И за это приходится платить.
«Когда они становятся очень уверенными в себе,
они забывают, кому обязаны успехом. Забывают,
что должны хотя бы достать нам билеты. Мы гото-
вы закрыть глаза на это один раз или два. Но если
отношение не меняется, перестаем приходить на
спектакли. Через некоторое время артисты сами
звонят и просят нас вернуться», — делится со мной
Яна. Есть и другие методы мести со стороны клаке-
ров: хлопать потише, хлопать не к месту, кашлять и
т.д. Таким образом, организованная группа, состоя-
щая из десятка человек, может управлять атмосфе-
рой и настроением зрительного зала на протяже-
нии всего спектакля. По словам Яны, этими
«вредительскими» методами клакеры редко поль-
зуются в наши дни.
В 50-х, 60-х, 70-х годах - в лучшие времена Боль-
шого театра — клакеры более эмоционально уча-
ствовали в спектаклях. Бурно аплодировали, уст-
раивали
любимцам
ошеломляющие
овации,
кричали «браво» и осыпали сцену с галерки цвета-
ми. В наше время охранники не разрешают подоб-
ное поведение.
Историю клаки Большого театра Яна знает со слов
своей мамы. В годы маминой молодости клакеры
приходили на спектакли толпами, собирали авто-
графы. Но не всегда спектакли проходили в радост-
ной атмосфере. Группы клакеров, поддерживающих
конкурирующих артистов, враждовали между со-
бой. Дело порой доходило до драк. Было много кон-
фликтов, вызванных закулисными интригами, меж-
ду «министрами». Тогда группировки клакеров (их
также называли «сырами» и «хлопушами») могли
сорвать спектакль, освистав чужих танцовщиков,
нарушив проникновенную сцену спектакля грубым
кашлем или смехом.
І
)
а
л
е
т
-
1
|ело одинокое
Одна из известных в прошлом солисток Большого
театра хорошо помнит все эти конфликты и бата-
лии. Она ушла на пенсию в 86-м году. Мы сидим у
нее на кухне в жилом доме на Каретном Ряду, по-
строенном специально для артистов Большого. Моя
собеседница выглядит прекрасно, оставаясь истин-
ной балериной и в пору своей осени — это заметно
по изяществу жестов и плавным поворотам головы.
Солистка помнит, как Яна впервые появилась в
театре, но тесных отношений с ней никогда не
имела. У нее была Диля. «Необыкновенная жен-
щина. Днем она работала инженером в конструк-
торском бюро, а вечером ходила на спектакли в
Большой театр. Это была ее жизнь. Одинокая
жизнь. Я помню, что на ее дни рождения собира-
лись все ведущие солисты Большого театра», -
рассказывает балерина.
Лиля общалась со всей семьей бывшей солистки.
Она давала советы, делала замечания, и балерина
139-я СТРАНИЦА
ЖУРНАЛА О
предыдущая страница 124 ОМ 2004 02 читать онлайн следующая страница 126 ОМ 2004 02 читать онлайн Домой Выключить/включить текст