КОЛОНКАООІ
Валерия
Новодворская
уір’ьі и всхлипы
_____________________
Вольно же нам, грешным, выбирать по вкусу десяток бизнесменов на том
только основании, что они профессионалы, молоды, честны, эффективны, кон-
курентоспособны на уровне Запада, умеют делать деньги и создавать рабочие
места! Положим, им не более 55 лет. Но следует ли из этого вывод, что за ни-
ми будущее и что они должны пользоваться уважением общества или иметь
на это общество влияние? Это вопрос не для Зазеркалья. И нечего делать вид.
что у нас все, как у людей. «Все не так, ребята!» — это еще Высоцкий сказал.
Скажем, влияние в обществе Олега Дерипаски определяется от-
нюдь не ценностью контролируемого им по мандату Кремля алю-
миниевого ресурса. Но сначала неплохо бы сравнить, как, чем и
когда определялось влияние в «подъяремной» России в XIV —
XIX веках, в России свободной и феодальной (оба понятия совпа-
ли, как ни странно) в VIII — XIII веках, на Западе англосаксон-
ском, в Испании и Франции до XIX века, в Новгороде и Пскове до
XV века, до оккупации их Москвой. «Чем дальше, тем любопыт-
ней», — считала Алиса, посетившая Страну чудес. И была права.
Запад англосаксонского типа. Древний Рим, Эллада, примыка-
ющая к этой группе свободолюбивая Польша, княжества Италии
в Средние века, германские княжества и города Ганзы — это один
стиль и одни критерии отбора V IP ’oв. Здесь люди значительные — это
люди богатые и успешные, соблюдающие при этом хотя бы внешний этикет (есть
анекдоты о «новых русских» с золотыми цепями на бычьих шеях, с бандитским ле-
ксиконом и «распальцовкой», но нет и не было данных о «новых итальянцах», «но-
вых американцах», «новых поляках»). Богатство на Западе было с X V — XVI веков
достойно оформлено: родовой замок, хорошие манеры, изящный костюм, частень-
ко прекрасная библиотека. Новшество не поощрялось.
Самый, может быть, разительный пример расхождения власти и влияния — это Поль-
ша. Когда шведы в XVIII столетии поставили королем Станислава Лещинского, он не
усидел на их штыках, потому что гетман Любомирский его не поддержал. Гетман был
богаче польских королей, он один выставлял полк на Посполитое руженье, и это был
шикарный полк. Любомирский ушел к Августу, и законный король снова воцарился.
Сила, деньги, происхождение, ум, образованность, смелость — так приобретали
влияние аристократы. Добродетель тоже играла свою роль. За заслуги простой во-
евода Семиградский — Стефан Баторий был приглашен на польский престол. Д об-
лесть и честь были главным средством приобрести общественное уважение. Род
Володичевских завоевал славу ценой военных талантов и образа жизни. Ян Собе-
ский (XVII век) был совсем не богат, но он был Пяст и великий полководец. И его
избрали на престол. По сути дела, в Польше президентские выборы появились
раньше, чем в СШ А. И только заслуги засчитывались кандидату. То же было на за-
ре Соединенных Штатов. Линкольн был просто-таки беден, но президентом стал. А
в Риме добродетель, стойкость и личные качества настолько превалировали, что
считалось престижным ничего не нажить на службе государству и быть похоронен-
ным на общественный счет, как Валерий Публикола. В Риме влияние имели герои
и люди больших личных достоинств. До империи, до Суллы и разложения респуб-
лики на деньги в Риме нельзя было купить ни должности, ни славы.
И в классической Элладе — тоже. Лакедемон (Спарта) деньги вообще презирал;
афиняне ум и знания ценили выше. Этот ранее аскетичный Запад, умный, трез-
вый, свободный, был полной антитезой продажному, развратному и рабскому
Востоку, где цари в безумии своем могли высечь море, настолько они не терпе-
ли чужого своеволия. Там влияние выклянчивалось в прихожей царей, выползы-
валось на брюхе. Там не было независимых денег и независимых душ. АТР’ы Во-
038-я
СТРАНИЦА
ЖУРНАЛА ОМ
стока — это лакеи царей, придворные шаркуны, и все их возможш
сти обретались ценой лояльности и сервильности.
Нечто похожее происходило и в Испании, где богатство и знатност
ум и талант не могли противостоять мощи короля и насилию Инкві
зиции. В Риме с X V века было то же самое. Все страны религиозної
мракобесия имели
VIP’ob,
идеологически подчиненных государств
— или V IP ’bi шли на костер. Поэтому-то и восстали VIP'bi Флан,
рии, принц Оранский и дворяне — гёзы, не бедные и не из низо
Восстали и богатые фламандские купцы, потому что их по доносу ш
сылали на костер за ересь: ведь доносчик наследовал половину им;
щества жертвы, а король Испании забирал остальное. Тот еще бизнес
Война Фландрии с Испанией, успешная революция XVI века, Тиль Улеї
шпигель и гёзы — это тоже восстание
VIP’ob. И
дальше — Брюгге, Антверпе
Германия, города Ганзы, Новгород и Псков до 1474 года ценили богатство, успех, ум«
ние, знания. «Он честно зарабатывает свой хлеб», — говорили немцы, и это было л;
уреатство. Европа в XVI — XVII веках ценила и ученых, и хороших ремесленников,
архитекторов, и художников всех искусств. Общение с ними за честь почитали. Од;
исключение из правил представляла Франция: там влияние имели королевские фав<
ритки типа маркизы де Помпадур. Отсюда мораль: абсолютизм — общественное зл
В Англии любовницы королей и любовники королев не котировались.
И на Руси все было нормально до окончательной оккупации ее монголами. Влияние
пользовались умные, рачительные, экономически грамотные князья. Князья-реформат«
ры и демократы, умевшие находить общий язык с дружиной, старцами градскими, купечі
ством, ремесленниками. Такие, как Владимир Мономах и Всеслав Полоцкий. А поте
вместо VIP'oB6bmH одни всхлипы. Ничтожные московские князья Юрий и Иван Данил«
вичи победили великого Михаила Тверского доносами и взятками, данными в Орде. С т<
пор так и пошло: влияние на Руси имели лизоблюды, постельничьи и окольничьи, начин;
с опричников Грозного и кончая Коржаковым и Барсуковым, пригретыми Ельциным.
Петр Первый попытался изменить баланс, отличая за ум и способности, но, во-пе|
вых, не смог искоренить взяточничества и воровства, уже поголовных («поклониты
двумястами рублей» было необходимо, чтобы получить откуп или бенефицию и nf
Петре), а во-вторых, ни умные, ни способные не получили права возражать царю,
только слепо подчинялись. То есть влияние было взятым взаймы и доставалось тол
ко придворным, а придворные — если не раб, то вольноотпущенник, но не независі
мый гражданин. Самодержавие лишило
VIP’ob
собственной воли, а общество, соеті
ящее из рабов, никаким влияниям не подвержено, оно вечно будет таскаться за па|
тиями власти вроде «ЕР» и каждого соискателя влияния мерить этой меркой: а в мі
лости ли он у Кремля? Ходорковский был бы магнатом на Западе, а в России оказа.
ся временщиком, как оказались ими же Гусинский с Березовским, потому что попр>
бовали «по своей глупой воле пожить», а не по указке Кремля. История отношен;
Зевса с Прометеем — это та схема, по которой неугодные Власти и Насилию VIP
оказываются прикованными к тюремной решетке, а орлы из Генпрокуратуры терзай
их печень. Выдвинут ли V IP ’bi России, оказавшиеся с 2002 года в мышеловке, гёзов
Вильгельма Оранского, чтобы диссиденты — Уленшпигели не простаивали?
предыдущая страница 27 ОМ 2004 02 читать онлайн следующая страница 29 ОМ 2004 02 читать онлайн Домой Выключить/включить текст