нниги
пробы
грунта
Бывший дояр, аспирант и солдат израильской армии Дреки Ревазов летом прошлого года издал
500-страничный роман «Одиночество-12», который всего за пару летних месяцев разошелся
тиражом более 20 тыс. экземпляров. Книжный обозреватель ОМа Слава Сергеев, восхищенный
литературным дебютом, встретился с новоявленным писателем и задал ему несколько вопросов
об израильских кибуцах, Римском папе и русской литературе.
НЫРОК В ЛИТЕРАТУРУ
Традиционны й вопрос: как все нача-
лось? Ведь это первый роман?
Началось с того, что на майские праз-
дники 2002 года я проснулся, когда мент
в бронежилете тыкал мне в лицо авто-
матом. Ощущение было фантастиче-
ское. потому что дело происходило в мо-
ей квартире, предполагалось, что дверь
на ночь закрыта, ну и вообще.
.. Я почув-
ствовал, что такие приколы надо запи-
сывать. Записал. Потом записал какие-
то ещ е истории из жизни. Перечитал.
Понял, что получилось не очень. То, что
отлично звучит в разговоре, на бумаге
читается по-другому. Скучно. Пресно.
Глупо. Тогда мне пришлось «поднять
градус», добавить жести, фантастики,
наворотов, и отрывки из мемуаров по-
степенно начали превращаться в fiction.
Как-то сам по себе появился сюжет.
..
Я показал все это друзьям, и они сказа-
ли: отлично, пиши даль-
ше. Появилось более-ме-
нее понимание, как я пи-
шу. и масса кайфа от то-
го. что я пишу, что при-
думываю, - я понял нако-
нец, что значит выраже-
ние «инженер человече-
ских душ». Оно именно
это и значит. Ты проекти-
руешь своих героев.
.. А
потом они начинают жить своей, уже но
очень подвластной тебе жизнью.
Года через два с половиной я показал
написанное одному очень известному
«специалисту» и - получил разнос по
полной программе. Он написал мне
письмо на двух страницах, привел в при-
мер кучу авторов, которых я не читал,
объяснив, что уж если у них не получи-
лось. то мне и вовсе но светит. Он ска-
зал. что моя книжка не может быть на-
печатана никогда, потому что тиражей
меньше 500 экземпляров не бывает, а
500 человек, готовых се купить, я среди
своих друзей не найду, и что если я сов-
сем дурак, то могу сделать ее тиражом
200 экземпляров и раздарить кому-то.
но это неприлично и не принято, что
шансов у книжки нет никаких, что она
написана безобразно, что сюжета - нот.
чувств - нет. героев - нет. ничего нет
вообще! Ничего такого, что могло бы
дать книжке хоть какой-то шанс на ус-
пех.
.. Словом, книжку я почти забросил.
Если раньше я работал два-три часа в
день, то теперь - час в неделю. Но на-
род на работе узнал, что я пишу книжку
(из принтера время от времени выходи-
ли толстенные распечатки), и вот один
из моих коллог и друзей сказал: «Ну дай
почитать-то». Я дал. Друг прочел и го-
ворит: «А давай я отдам это в Аб Магдь
п е т , Мише Котомину. Я его знаю по ту-
совке. Может, чего получится?» Котомин
прочел. Протащился. Показал директору
Саш е Иванову. Они пришли ко мне. про-
читав только две части из трех, и сказа-
ли: «Старик, это бестселлер, это будет
книга года, века и т.д, Вот 1000 долла-
ров аванса, мы прямо сейчас подписы-
ваем с тобой контракт».
В ообщ е-то Иванов - прирожденны й
издатель, но это немного странно, по-
том у что ты не его персонаж .
..
То. что он нашел во мне, он называет
метафизикой-лайт. По мне. метафизика-
лайт круче, чем метафизика-хэви.
.. Есть
три уровня отношения к попсовости. за-
кручивающихся по спирали вверх. Пер-
вый - когда тебе попса нравится, потому
что ты пэтэушник. Второй - когда ты ее
презираешь, потому ты сноб. Третий -
когда тебе нравится и тебе плевать, поп-
са это или нот. Ярлык попсовости не от-
талкивает и не пугает. Лишь бы кайф от
вещи ловился.
МОЙ УЧИТЕЛЬ - ТАРАНТИНО
Слушай, у тебя классны й сю жет. Про-
сто горный серпантин какой-то. Как
тебе удается?
Как я понимаю, главная фишка - не-
предсказуемость следующего хода.
Если ружье висит на стене, оно может
выстрелить, а может и не выстрелить,
может упасть кому-нибудь на ногу, да
хрен его знает, что с ним в конце концов
будет. Если я нагнетаю где-нибудь на-
строение, может, я нагнетаю его по де-
лу. а может - стебусь. и дело ничем не
кончится. И моя задача была так прове-
сти развитие сюжета, чтобы каждое на-
ступившее событие было неожиданным,
даже если ты к нему готовился. В этом
смысле мой единственный учитель - Та-
рантино. и я у него активно учился.
Ну, не только Тарантино. У тебя 8 тек-
сте есть отсы лки на Реверте. напри-
мер, когда твои герои встречаю тся с
кардиналом Ратцингером в Ватикане.
На мой взгляд, м ож но было этого не
делать.
..
Тогда бы меня точно обвинили в плаги-
ате. и так обвиняют, что я все украл у
Реверте. Мураками и прочих. А так - по-
ставил. процитировал, то есть указал
«копирайт», и выглядит нормально.
А кстати, ты удивился, когда Ратцин-
гер стал Папой?
Да, а как ты думаешь?.
. Мне Аркан Ка-
рив говорил, что все события, о которых
ты напишешь, будут отзываться в ж из-
ни. Ратцингер - это пример публичный,
а случались совершенно личные вещи,
которые не для оглашения, но тем не
менее они происходили.
Не боиш ься этого?
Побаиваюсь. Но стараюсь преодолеть
этот страх. Хотя ощущение, что влияешь
на события через текст, - совершенно
мистическое.
250 КОРОВ
Расскаж и про свое самое сильное
впечатление в Израиле.
Почти сразу после приезда я попал в ки-
буц, где меня определили на дойку ко-
ров. Вот так. Дойка - замечательное д е-
ло: она происходит три раза в день и
длится приблизительно два с половиной
часа. В 6 утра первая дойка, в 12 или
час - вторая и в 7 вечера - третья. Что
такое «дойка коров»? Это не то. что ты
дергаешь ее за сиськи. 250 коров въез-
жают на крутящуюся вокруг тебя кон-
струкцию. Ты на въезде навешиваешь
на вымя четыре присоски, и корова едет
дальше по кругу. Это занимает минут
15. и три человека за этим следят: один
ставит присоски, другой снимает, третий
бегает по кругу, и если во время дойки у
какой-нибудь коровы молокоотсос отва-
«Ты чувствуешь себя
БИЗНЕСМ ЕНОМ ?» -
«Н Е Т . Я чувствую себя
ПОФИГИСТОМ»
60
предыдущая страница 60 ОМ 2006 01-02 читать онлайн следующая страница 62 ОМ 2006 01-02 читать онлайн Домой Выключить/включить текст